Не в тюрьме

РичардЛэнг

Весной 2003 года я получил статью от человека, который провел в тюрьме дольше двадцати лет. Ж. Амбершель прочитал эссе, написанное моим другом, философом и духовным учителем Дагласом Хардингом, и выполнив указания Хардинга, увидел, кем он был в действительности. (Хардинг, которому сейчас 96 лет, является автором многих книг, включая его классическое произведение о духовном пробуждении “Об отсутствии головы”, впервые опубликованном в 1961 году)

Инструкции Хардинга уникально ясны и эффективны. Фактически я бы сказал что любой кто откровенно проводит эксперименты Хардинга – так он называет упражнения в осознании – увидят, кто они есть на самом деле (Теперь есть обещание, которое стоит проверить!)

Вот отрывок из статьи Амбершеля:

Упражнения невероятно просты и вместе с тем радикальны. Тот факт, что они как просты, так и радикальны – это то, почему я знаю, что они правильные, Когда я сначала встретил их в книгах Хардинга, я смеялся: они казались такими прикольными. Но затем меня зацепило, я, как говорят, “просек”. Я знал, что они указывали в правильном направлении, а остальной мир – нет.

Амбершель проводил эти эксперименты со своими приятелями по тюрьме. Он так описывает свой опыт после этого семинара или «встречи»:

“Я вернулся к себе в камеру наблюдая как дорожки, заборы и здания проплывают мимо, в то время, как я оставался неподвижным - таким, каким я был всегда. Мне стоит только направить палец, чтобы вспомнить и посмотреть на то, из чего я выглядываю, и нужно только изображение лица, чтобы знать, что конец конфронтации Здесь. Я осознал кое-что еще, когда покидал ту встречу: все, что проплывало мимо меня, было то, Кто я есть; невероятно, но я шел через Себя, в страхе от каждого шага”

Я переслал эту статью через новостную рассылку читателям сайта и получил несколько откликов от людей, которые были тронуты историей этого человека. Вот один из них:

“Я должен сказать, что эта статья радует меня, и в то же время трогает до слез. Это может быть самое ценное доказательство доступности и силы простого Видения, которое дошло до меня, и так красиво написано… прямо из Сердца и прямо к Сердцу.”

Когда я прочитал статью Амбершеля, я также был тронут до глубины души. Было очевидно, что этот человек четко и глубоко понял смысл. И не только дошел до сути, он еще и делился ею с другими в трудной тюремной обстановке. И он никогда не участвовал в семинарах и никогда не встречался ни с кем из тех, кто также осознавал отсутствие у себя головы. Вдобавок, статья очень хорошо написана, заставляя читателя ощутить обстановку в тюрьме, мысленно присутствовать на этом семинаре, и войти в сердце и чувства самого автора. Когда я закончил чтение, я отложил его. “Потрясающая статья!” – подумал я. Но потом я засомневался в глубине и ясности того, что только что прочел. “Настолько ли это удивительно?” И я прочитал его вновь. Может быть, у меня сложилось неправильное впечатление. Нет, не так. Это действительно было необычайное письмо.

Я должен был по графику проводить семинары об отсутствии головы около того места, где сидел Амбершель в том году, и у меня появилась мысль навестить его в тюрьме.

Cразу вслед за этим возникла другая мысль: “Ричард ты сошел с ума – думать о том, чтобы ехать в тюрьму, да еще и за рубежом, чтобы увидеть человека, которого ты не знаешь. Оставь это.”

Но в следующее мгновение я вспомнил фразу из Жан-Пьера Коссада французского иезуита восемнадцатого века, чей сборник писем и эссе “Покидание божественного провидения” – одна из наиболее ценных для меня книг. Даглас Хардинг познакомил меня с Коссадом еще в начале 1970-х, и мы много раз поднимали его тему за это время. Я вспомнил параграф, где Коссад вдохновляет читателя на то, чтобы тот серьезно относился к особым мыслям, которые приходят на ум время от времени – верить им, и действовать согласно им. Здесь, похоже, была именно такая мысль. Я почувствовал острую нужду последовать ей.

Еще одно размышление всплыло у меня в мозгу. Я люблю приключения – ну вот, время для них настало! (В остальное время я все же трусоват!) А это было приглашение к приключению, если таковые могли быть! Принять вызов - или отступить?

Я раздобыл телефонный номер «исправительного учреждения», где сидел Амбершель, из телефонного справочника и с трепетом набрал его. После разговоров с несколькими людьми в конечном итоге я все же попал на нужного сотрудника, дал ему номер своего паспорта и другие детали для безопасности. Во время разговора я узнал, что посещения возможны только по уикендам, и поэтому, изменив свой график во время разговора, я организовал дату и время, чтобы посетить Амбершеля.

В конце августа я прилетел в ближайший город, арендовал машину, ехал три часа по незнакомой местности и прибыл в тюремный ресепшн-центр сразу после обеда. Мне было сказано оставить все содержимое моих карманов в машине. Все, что мне было позволено взять с собой, это пластиковая карта, полученная на ресепшн для покупки напитков на территории тюрьмы, документ, разрешающий мне посещение осужденного, и металлический диск, выданный в обмен на ключи от машины. Я немного подождал, и затем вместе с другими посетителями был отвезен на автобусе в одно из отделений тюрьмы. После регистрации в книге посетителей я прошел через две раздвигающиеся двери – первая замыкалась за мной и только тогда открывалась вторая – я обнаружил, что нахожусь в том месте, которое называется «кафетерий». Там стояли десятки маленьких столов, за которыми сидели со своими семьями и друзьями. Вдоль одной стены стоял автомат по продаже прохладительных напитков. Я подошел к столу, где две женщины-офицера сидели и наблюдали за происходящим, и представился. Они направили меня к пронумерованному столу, за который я присел в ожидании, пока Амбершеля конвоировали из его камеры. (Это его псевдоним, а не настоящее имя)

Я ждал, может быть, четверть часа. Для меня в комнате разворачивалась странная сцена; по крайней мере, для меня. Заключенные сидели со своими женами, подругами, матерями, отцами, детьми. Они разговаривали, пили напитки, играли в карты. И когда я смотрел по сторонам, я не мог избавиться от чувств, которые были под поверхностью. В комнате было около тридцати или больше заключенных вместе с их посетителями. В дальнем конце комнаты была металлическая дверь, которая, как я понял, вела в остальную часть тюрьмы. Время от времени через эту дверь в кафетерий входил заключенный, и каждый раз я думал, не Амбершель ли это. Несколько раз это был не он, и люди, не обращая на меня внимания, шли к посетителям за другие столики. Один или два раза я с облегчением думал, что это не Амбершель, чувствуя глубокую разницу между нами. Но кто знает? Это были поверхностные первые впечатления. Я понял, что я решаю за других, и постарался расслабиться, подготавливая себя к тому, чтобы говорить с тем, кто подойдет и сядет со мной. Потом еще один человек вошел, поговорил с персоналом тюрьмы, посмотрел в направлении моего столика и подошел ко мне. Это был «Ж»’.

У меня к нему сразу же возникли теплые чувства. Ему было около шестидесяти, седые волосы и доброе, открытое лицо. Я встал, мы пожали друг другу руки, и сели с ним за маленький квадратный столик.

Мы поговорили для начала о том и о сем, но скоро перешли к Тому, что интересовало нас обоих – Кто мы в действительности.

Мы говорили без умолку в течение всех полутора часов, что я провел там.

В какой-то момент мы подошли к автоматам по продаже напитков и вернулись с фруктовыми соками.

“Эх, как вкусно!”- воскликнул он, поставив на стол банку. Оказалось, что заключенным приносят только молоко или кофе, поэтому этот напиток был для него особым угощением.

Я спросил, сколько ему осталось сидеть.

“Вероятно, до конца моих дней.”

Все же во время нашей встречи я не обнаружил в нем ни намека на само-сожаление. Фактически, с точностью до наоборот – тихая радость и спокойствие.

Во время нашей встречи на глаза Ж два или три раза наворачивались слезы. Да, он был тронут моим присутствием в комнате – тем фактом, что я проделал такой большой путь, чтобы встретиться с ним.

“Ты заехал ко мне в эту часть страны просто по дороге?”

“Нет. Я приехал специально, чтобы увидеть тебя.”

Когда я прочитал его статью, мне показалось, что Бог который и есть мое самое личное “я”, и в то же время другой, вне меня. Это было, будто Бог загадочным образом воззвал ко мне там, в той тюрьме. Я почувствовал, что меня зовет другой, который в то же время был мной, и я хотел встретить ту часть себя там, в нем. Мне стало интересно увидеть, кто он был. И я хотел говорить с ним о том, что, как я полагал, было для него настолько же ценно, как и для меня.

Я также знаю, как здорово это – иметь друзей, которые ценят этот прямой путь к Себе, «Путь Хардинга», как назвал его «Ж» в своей статье. Я же не только хотел иметь еще одного Видящего друга, но и чтобы у него тоже появился Видящий друг – во мне. Дружбу на основе Видения невозможно выразить словами. Ты сознательно делишься невидимой сущностью. Это прекрасно и поразительно. Вас двое – и в то же время ты один. Какая загадка. Затем, когда вы расстались, ты все еще можешь видеть – и быть – быть «другим» – там, где ты есть.

А друзья могут часто вдохновлять и учить нас – когда мы желаем смотреть и слушать. Я полагаю, что одна причина, по которой бог создал «других» - это исследовать самыми разными способами невероятное чудо Создания. А когда есть «другие», которые вместе с тем «Сами» – тогда любовь становится возможной в таком виде, в котором она невозможна, если бы всегда был только один.

Но «Ж» был тронут не только тем фактом, что я проделал такой путь, чтобы посетить его, но и красотой и бесконечной глубиной того, что мы делили.

И, как и я сам, он был поражен тем, как легко увидеть «не-лицо». «Это так просто!”- воскликнул он. “Но я думаю, это и должно было быть так же просто!”

Я нахожу прекрасным то, что можно описать словами видение того, Кто каждый из нас есть на самом деле физическими терминами. Cидя здесь вместе, мы говорили легко о том, как быть «лицом к не-лицу», или как смотреть из нашего «единого глаза», о том, как быть «способностью», о том, как быть неподвижным, в то время, как люди и места появляются и исчезают. И мы согласились, что это поразительно - быть в состоянии физически указать пальцем на того, Кто мы есть в действительности. Кто бы мог подумать, что он может указать прямо на Бога!

Мы также оба восхищались загадкой и невозможностью для Сущего создать себя. И мы оба замолчали – моментально! – как только признали, что само-появление Источника и есть самое настоящее достижение любого человека здесь и сейчас. Создание самого себя из ничего, не имея представления о том, как это происходит! Без какой-либо подготовки или намерения! И эта сцена в тюремном кафетерии – это было драгоценный прилив божественного существа! Насколько же это созидательно!

Удивительно!

Невозможно!

С точки зрения всех остальных в том кафетерии, мы были двумя разговаривающими мужчинами. И в то же время каждый из нас осознанно был Богом, сознательно вмещающим в себя и кафетерий, и всех «других» людей в нем. Мы открыли для себя, что мы были Источником всего. Из этого невидимого Источника мы изучали два уникальных взгляда на эту комнату и на мир и наслаждались ими.

Ж. упомянул, что обычно он не пишет. Его статья «Путем Хардинга» возникла спонтанно, когда он сел однажды за стол и взял в руку ручку. И все же, из этого неожиданного действия последовал контакт со мной. Тогда я послал его статью многим людям – больше тысячи – и поместил ее на самый верх списка статей на веб-сайте, открыв ее для всего Интернет-сообщества. Таким путем он затронул многих людей – близких и далеких, о существовании которых он и не подозревал. И теперь, как следствие всего этого, я сидел здесь, напротив него. Мы никогда не знаем, что случится, не правда ли! Мы лично за это не отвечаем.

Или возможно, как сказал покойный индийский мудрец Анандамайи Ма: “Всеми вещами Отсюда легко управлять.”

Действительно хорошо управлять! Без того, чтобы иметь какое-либо представление о том, как это Управление управляет!

В половине пятого по громкой связи было объявлено, что посетители должны уйти. После заключительных слов «Ж» и я встали и пожали друг другу руки. A потом обнялись.

Я уходил вместе с другими посетителями. Мы столпились в маленькой комнате между раздвижными дверями. Через окошко мы могли видеть, как заключенные сидели в кафетерии одни в ожидании, когда им разрешат уйти – не через нашу дверь, а через ту металлическую дверь в другом конце комнаты. Это была душераздирающая сцена – для их жен и семей, и для меня. А затем я поймал взглядом «Ж». Хотя он сидел среди других заключенных, он был один и тихо смотрел вниз. Я уверен, он смотрел на того, Кем он был в действительности.

Я тоже смотрел.

Я думаю, мы оба были тронуты этой нашей встречей.

А потом я вышел из тюрьмы, забрался в автобус вместе с другими посетителями, забрал ключи от машины в ресепшн-центре, и уехал прочь от тюрьмы…

Я был свободен, чтобы уехать.

«Ж» не был.

И все же мы оба осознавали свободу нашего подлинного «Я».

После посещения «Ж» я поехал по другим городам и странам, продолжая давать семинары по Видению, Кто Ты Есть– так же как я это делал до знакомства с «Ж». Время от времени я делился с моими друзьями и участниками семинаров историей о чтении статьи «Ж» и подробностями моей последующей встречи с ним. «Ж» вдохновил меня, и я говорил об этом людям. Какую тяжелую жизнь он прожил – и все еще жил ею. И вот он там, видящий, Кто я есть. Кто бы догадался, что он дошел до Этого, после всех взлетов и падений в его жизни? Пройди к этой Свободе и Славе! Пройди, чтобы увидеть: это не он в тюрьме – это тюрьма в нем!

Я не думаю, чтобы «Ж» мог представить себе, что он найдет эту свободу до того, как он ее нашел. А кто может? Как кто-либо может представить себе Это? Невозможно представить безграничность – можно лишь увидеть Ее, здесь и сейчас. Даже сейчас, я полагаю, это кажется ему невероятным. Но я в той же лодке – и видеть, Кто я есть, кажется невероятным и мне.

История «Ж» также вдохновляет и других. Я знаю, он тронул сердце Дагласа Хардинга. Даглас, которому 94 года, на собрании в Англии этим летом прочитал весь рассказ «Ж» – так он был тронут тем, что он там нашел. Когда в конце лета я вернулся в Англию из моих поездок, я позвонил Дагласу. Он срочно захотел узнать о моей встрече с «Ж». Другие тоже интересовались. Когда я рассказываю им о «Ж» и о том, какое значение он придает Видению, они тронуты и испытывают удивление и восхищение.

Вскоре после приезда домой в Лондон из моих поездок по миру я получил письмо от «Ж». Вот два первых параграфа:

“Дорогой Ричард,
Сначала позволь мне сказать, какое удовольствие я получил от встречи с тобой! Твое посещение укрепило меня в практике Видения. Я знаю, что я Один в этом, но в то же время это прекрасно - не быть одним – и вот ты там был, сидя напротив меня и светился от Видения! Как прекрасно!

После твоего визита я поделился экспериментом с указыванием пальцем с моим приятелем, и он сразу же «просек» его. Я не уверен, что он будет с ним делать, но он его действительно поразил. С копыт долой! Я все думаю про твою фразу о Боге, который просыпается.”

В своей книге «Суд над человеком, который сказал, что он Бог», Даглас Хардинг писал о вымышленном герое, осужденном по обвинению в святотатстве. В те дни – в романе – святотатство наказывалось смертной казнью. Перед обвинителями обвиняемый предстает просто как человек – человек, который ошибочно заявляет, что он – Бог. Но обвиняемый указывает, что когда он обращает внимание на то, кем он является для самого себя – как Первое Лицо, единственное число, настоящее время – он не человек. Он - Бог. Среди многих свидетелей, вызванных, чтобы свидетельствовать против него, есть и его тюремщик, который подтверждает перед судьями, что он видел обвиняемого «в тюрьме». Если бы обвиняемый действительно был Богом, как он об этом заявляет, тогда – тюремщик соглашается – никто бы не смог удержать его в четырех стенах камеры. Поскольку Бог безграничен. Очевидно, как третье лицо, осужденный действительно находится в камере. Но в свою защиту осужденный показывает суду рисунок, который доказывает, Кто он в действительности – Первое Лицо Единсвтенное Число Настоящее Время – он не в тюремной камере: это тюремная камера в Нем. Как видно из рисунка, Осужденный не ограничен камерой – ближняя стена отсутствует. Пространный, Прозрачный, Безграничный на этом конце тюремной камеры – он не находится в тюрьме. Не сдержанный ничем, он совершил побег – до того, как он был туда помещен. Этот – и Этот Один – и только Этот Один – абсолютно и безусловно свободен.

Mой друг в тюрьме наслаждается безусловной Свободой.

А ты?

Надеюсь, что тоже.

Направь палец на твое «не-лицо» - и ты увидишь эту Свободу. Уделяй внимание этой Свободе и благословение за благословением прольются на тебя – от Того, Кто ты есть. На веки вечные. Безусловно.

Наверх

Тренинги и семинары по психологии
Click here for Youtube Videos with Russian subtitles
Click here for workshops with Richard Lang
Click here for details on the next Summer Gathering in the UK
Click here for information on online hangouts
Click here fora free e-course
The Youniverse Explorer is now available
Click here for our online shop
Click here to get the free Headless iPhone app
Click here for downloadable videos of Douglas Harding
Click here for the Latest News
Click here to Donate
Click here for the Feedback page