Письмаиздома

Ж.С. Амбершель и Г. Берзи

Прямо перед Рождеством моя дочь пыталась покончить с собой, проглотив 150 болеутоляющих таблеток и запив их бутылкой водки. Когда она вышла из комы в больнице (ее друг нашел ее и позвонил в 911), она сказала, что ей противно от того, что осталась жива.

Эта попытка была кульминацией трех лет пребывания в депрессии, которая началась от отчаяния после смерти ее брата (ее лучшего друга), и усугубилась в прошлом году от катастрофического замужества. Все еще в состоянии близком к суициду, она испытывала давление друзей, которые отговаривали ее от посещения меня, убеждая что это будет ее «прощание» со мной. Но она все же приехала, и в определенный момент нашей встречи, будучи сам в отчаянии, я решил показать ей «эксперимент с указанием» Дагласа Хардинга. Я не помню сказал ли я, зачем, помню только, я описал это как «игру» или интересный прикол.

Комната для посещений в этой тюрьме обычно переполнена, столы стоят близко друг к другу, но я знал, что моя дочь попробует все, и поэтому попросил ее указать на стоящий рядом стул, обратив внимание на его форму, цвет, непрозрачность, ощущение от того, что этот объект «там». Потом она указала на свою ногу, отметив, что она была твердой «вещью», имеющей цвет и структуру. Она указала на колено, бедро, живот и, наконец, на грудь, останавливаясь на каждом качестве формы или «вещности»

А потом она указала на то, из чего она смотрела , и я попросил перевернуть ее внимание на 180 градусов и сказать мне, что она видела – не то, что она думала, что видела, не то, что она узнала, а что она действительно видела в настоящее время.

Она спросила: «Мой нос?», и я ответил: «О’кей, размытое пятно на месте носа». «А что еще?», спросила она озадаченно после паузы: «Мое лицо?…». Я сказал: «Ты видишь свое лицо?». Что случилось после - был один из самых запоминающихся моментов моей жизни: она замерла, пораженная, слезы буквально брызнули из ее глаз, она застонала, закрыла лицо руками, а когда снова посмотрела на меня, то сказала: «О Боже, оно там было всегда!»

И это было начало, начало конца той жизни, которая вела ее в никуда. Это была женщина, которая в предыдущем году потеряла прибыльную карьеру, ее дом, машины – все, и теперь была бездомной и разорена. Она так описывает тот момент в комнате для посещений:

«Я увидела это сразу. Это вернуло меня к тому, что я помнила еще ребенком. Будто зажегся свет, мой дар вернулся! Я в боли – была совсем не я – какой фарс! О, я просекла это – это нельзя пропустить! Фейерверки, слезы, мурашки по коже – все это было!»

В последующие недели она написала:

«У меня мало или нет денег, но, кажется, это не важно. Впервые я ощущаю себя счастливой. Раньше я никогда не могла описать счастье. Слушание других стало радостью. Я как будто прекращаю думать, когда я «вижу». Я просто наполняю человека передо мной. Я буквально чувствую, как их слова расплавляются в осознание, становясь частью меня.

“Красота Видения вот в чем: я не спрашиваю, почему, как, что, где или когда. Она просто есть – она всегда была. С Видением не возникает вопросов. Разговаривая со своим приятелем Д. сегодня, я увидела его чистоту. Я увидела нечто достойное упоминания: я увидела не-вещь на нашем пути – без расстояния, без пространства, без барьеров. Я никогда не чувствовала такого спокойствия раньше.

«Видение случается, когда его меньше всего ждешь. Когда оно происходит, все меняется. Я не знаю, как другие чувствуют это, изменяет ли это жизнь коренным образом, но для меня это было так. Знаю, что для других это будет звучать странно, но когда я делаю что-либо, я также Вижу: когда делаю обычную работу, читаю книгу, смотрю телевизор, ем (тарелка, вилка, еда – я помещаю ее в Ничто!). Это то, что мне нужно попробовать. Осознание просто берет верх над тобой».

Позднее она послала мне одну из ее журнальных вырезок:

“Мне нравится Видеть когда я засыпаю. У меня были проблемы со сном, когда мои мысли вертелись вокруг событий дня сегодняшнего или планов на день завтрашний. Видение перед сном сначала было трудным, но сейчас оно успокаивает, умиротворяет. Я закрываю глаза и я в не-пространстве, во вселенной. Ее громадность непостижима, и все же я не никто в моей Не-вещи. Она здесь. Что здесь - то здесь. Это как колыбельная, и я медленно засыпаю. Я также делаю это в течение дня. Я закрываю глаза и вижу Не-вещь. Я представляю себе, что у меня нет зрения, нет возможности увидеть визуальный мир. У меня нет ничего, нет памяти, нет мыслей о том, из чего сделаны окружающие меня предметы. Внутри я вижу лишь обширность – никакими словами не описать ее огромность. Она вбирает в себя все. Это место, где все происходит, и я вся в нем, нетронутая и нетрогаемая.

«Когда я была маленькой я знала что я часть мира. Это был мой мир. Даже когда я смотрела наружу я также видела себя внутри, будто я смотрела и наружу и внутрь одновременно. Там был свет, и мысль, много мыслей наслаивающихся на другие мысли, пустота и в то же время не пустота»

Когда я была ребенком, мое имя менялось много раз (мои родители были в бегах от правосудия). Сколько бы раз родители ни заставляли меня запомнить новое имя, это была я, моя лучшая подруга. Я верила в этот внутренний свет. Я помню, что была довольна просто сидением и Видением. Я не знала, что у этого есть название. Я сказала себе, что это было что-то необычное. Ни у кого больше такого особого дара не было. Когда я смотрелась в зеркало, я видела маленькую девочку, похожую на маму папу и братика. Я видела шрамы от укусов собаки и печальные глаза. Но я помню, что я говорила: «Это не я, настоящая я - это когда я не смотрю на себя! Я смеялась и чувствовала себя комфортно в то же самое время.

«Мои родители были торговцами наркотиками. Они почти не занимались моим воспитанием, и я знала о таких вещах, о которых большинство детей даже и не слышали. Но я всегда могла войти «внутрь», я всегда могла довериться этому особому месту, где была реальная Я, где ничто не могло меня обидеть. Когда я повзрослела, я потеряла это специальное знание. Это происходило так постепенно, что я не могу сказать, когда это случилось. Будучи тинейджером, я попыталась вернуть те ощущения, но не получилось. Когда я смотрела в зеркало, я видела то, что видели все остальные: внешнюю меня со всеми недостатками, жертву, испытывающую боль, ту, которой я не верила.

«Но теперь мой дар снова ко мне вернулся, он больше не закрыт от меня мыслями. Снова я соприкасаюсь со своим действительным Я. Я Вижу.”

Спустя какое-то время я получил письмо, в котором говорилось, что она спустилась с блаженных небес, на которых была последние несколько недель. У нее были проблемы с деньгами. Ей пришли повестки в суд, дело о разводе. Она осталась без дома и без работы. Ее будущее выглядело мрачным. Она писала:

«Cегодня я была в плохом месте. По десятибалльной шкале, это было определенно 10. Я была там и раньше, и знаю, насколько это серьезно. Я должна была что-то менять по-большому. Я была в такой агонии – эмоционально и физически. Я снова хотела умереть».

“Я сидела на тротуаре около библиотеки и боролась со своими мыслями – беспокоилась о судебном слушании, встрече с адвокатом, обязательном психиатрическом освидетельствовании –все это казалось таким бесполезным и отвлекающим. Часть меня знала, что у меня есть инструменты для того, чтобы справиться с этой внутренней болью, но другая часть не давала использовать ее! Будто я была во сне, видела кошмар - и не могла проснуться. Боже, пожалуйста, проснись! Я сидела вся в слезах, а мимо проходили люди. Ты знаешь, как это тяжело – Видеть, когда ты в таком состоянии? Невероятно тяжело. Но потом это случилось. Я сидела там и смотрела в Здесь, и сразу же (я не преувеличиваю) Я НЕ УВИДЕЛА БОЛИ ЗДЕСЬ. Я не есть мои мысли! В том Не-месте нет страха! Я не беспокоюсь и не паникую. Мне ничего не надо делать – я Здесь и неважно, переживаю я или нет! Здесь я вижу огромную широко открытую теплоту, и я больше не хочу умирать. Это был все же хороший день. Я благодарна этому прекрасному жуткому времени, которое привело меня Домой.”

Неделю спустя она пошла на 10-дневные интенсивные курсы самопознания под названием Школа для Работы Байрон Кейти, чтобы развенчать глубоко укоренившиеся убеждения или «истории» о так называемых «я» и «мире» (отъезд в уединенное место рекламируется как школа, где учат забывать о выученном). Ей дали грант, и она приехала туда с мыслью, что “Работа” (термин самого курса) в какой-то мере дополнит Видение, в том, что поможет ей вернуться Сюда. Она в конце концов узнала, что курсы были гораздо более дополнительными, они были необъяснимо идентичны. Тремя днями позже она взяла рюкзак и уехала одна в центральную Мексику в поисках ее эмигрировавшей туда матери, с которой у нее были плохие отношения в течение почти двадцати лет. Когда она вернулась оттуда, я получил вот это:

«Папа, я нашла ее. Я потрясена, как сильно я ее люблю. Она такая красивая. Я не вижу в ней больше того, что видела раньше. Мне ничего не нужно от нее – она само совершенство. Я чувствую, будто это Не-пространство стало таким невероятно наполненным моим принятием ее. Я больше не нахожусь в трансе от того, кем я прихожусь другим людям. Я – эта Не-вещь, в которой находятся все вещи. В Этом, я чувствую людей и их боль, так как я не думала, что могу чувствовать. Люди подходят ко мне и рассказывают о своих страданиях, своем безумстве. Почему так много людей приходят ко мне с одним и тем же? И все же каждый человек – это мое отражение, каждое слово - указатель. С тех пор, как ты помог мне Видеть, я побывала в Аду и вернулась. “Ад” , потому что жизнь может становиться и становится иногда невыносимой, “вернулась”, потому что я нахожу Здесь спокойствие и неподвижность, которая вмещает в себя все – и чем больше “кругов ада” я испытываю на себе, тем к большему миру я возвращаюсь. Поэтому я нашла ее, поправила взаимоотношения, и обнаружила, что исправилась сама. Она думает, что у меня крыша поехала. Ну, тогда эта «крыша» - и есть крыша моего Дома!”

В данный момент моя дочь вернулась в Д., она все еще безработная и бездомная (она живет у подруги). У нее нет никаких особых планов, кроме того, что кажется для нее предрешенным. Мы подписываем наши письма друг другу как “Твой Жопой-назад Отец” и “Твоя Вверх Тормашками Дочь” - и смеемся над этим. Когда мы пишем друг другу, мы пишем себе, мы пишем нам самим, и это всегда приятный сюрприз, даже когда ты сидишь на тротуаре около библиотеки в аду, наполненном до краев слезами.

Наверх

Тренинги и семинары по психологии
Click here for Youtube Videos with Russian subtitles
Click here for workshops with Richard Lang
Click here for details on the next Summer Gathering in the UK
Click here for information on online hangouts
Click here fora free e-course
The Youniverse Explorer is now available
Click here for our online shop
Click here to get the free Headless iPhone app
Click here for downloadable videos of Douglas Harding
Click here for the Latest News
Click here to Donate
Click here for the Feedback page