ЗАПИСИ СЕМИНАРА

Тот, Кто Стоит за Миром................................................................Семинар в Сиднее1992
Семинар Дагласа Хардинга
Проведен для Фонда Раманы Машарши,
Лондон, 17 Сентября 2000 года

Я прошу прощения, что пропустил половину семинара. Кэтрин хотела бы быть здесь, но она немного приболела. Итак, мои теплые приветствия этому собранию, особенно, новым друзьям, которых я раньше не встречал.

Как я это вижу, моя работа совсем не носит религиозного характера. У нее есть религиозные последствия и послевкусие, но она совсем не связана с религией. Она, я думаю, во внимании, в том, как заметить и пробудиться к тому, что происходит в нашей жизни. Она в том, чтобы быть в сознании действительно. Я не нахожу ничего действительно «религиозного» в тех вещах, которые я осознаю.

Например, я приехал к вам этим утром из Ипсвича на поезде. Меня интригует поведение….это не телеграфные столбы, а столбы, поддерживающие провода….поведение этих столбов. Есть ли что-либо религиозное в поведении столбов, знаете, когда они пробегают мимо….ч…ч….ч? Я не думаю, чтобы это была религиозная вещь, не так ли? Еще один пример, которым я хотел поделиться с вами сегодня, это то, из чего мы смотрим. Когда я надеваю мои очки, их пара, но когда я надел их - я смотрю из монокля! Одно! И что же религиозного в том, что я сосчитал количество линз в вашем монокле или велосипеде, как бы оно ни называлось?

Я также занимаюсь видением: где исчезает цвет и структура моей рубашки. Где я не могу ее больше видеть. Я провожу линию – пограничную линию здесь – между тем, у чего есть цвет, и что кажется бесцветным. Можете вы мне сказать, что же религиозного в наблюдении того, где цвет исчезает и превращается в не-цвет? Я не нахожу в этом ничего религиозного, ни в других вещах, которые кажутся мне очень важными для осознания, которые нельзя стереть из опыта человека.

Тем не менее, в течение последнего полувека я занимался тем, что смотрел на эти простые, обычные, каждодневные вещи, и действительно замечал, что происходит, и не пропускал и не отрицал их. Хотя моим делом было смотреть на эти не-религиозные вещи, я думаю, что то, что я обнаружил, и то, что мои друзья обнаружили вместе со мной, имеет огромные последствия для того, что мы называем духовной жизнью, и ... религиозной жизнью.

Сегодня мы проделаем серию небольших экспериментов, опытов или тестов, чтобы увидеть, что же действительно происходит в нашей жизни. Мне это кажется очень важным, волнующим, интересным и чарующим - посмотреть свежим взглядом, и увидеть, правда ли то, что целый ряд выдающихся психологов, психиатров и других людей говорили мне, что функция общества направить выдумки в сознание человека. Когда мы примыкаем к человеческому клубу, мы соглашаемся видеть не то, что мы видим, а то, что общество, язык, условности позволяют нам видеть. Принадлежать к человеческому классу - означает погружаться, я думаю, что вы согласитесь, погружаться в галлюцинацию, действительно в иллюзию, я бы сказал.

Это совсем неплохо, если это обычная иллюзия, но если это иллюзия о нашей природе, это может быть очень печально, я думаю – очень печально. Психологи предупреждали нас об этом. Я вспоминаю выдающегося американского психолога, которого я знал, который выражал это очень своеобразно. Он говорил: «Мы все рождены принцами и принцессами, а задача общества в том, чтобы обратить нас в лягушек».

Это очень наглядный способ выражения мысли. Это был Эрик Берн, специалист по транзакционному анализу – очень яркий человек, действительно, с которым я работал какое-то время. Эрих Фромм, еще один нео-Фрейдистский американский психолог, еврей по национальности и также яркая личность, сказал то же, что и я раньше: что задача общества в том, чтобы направить выдумку в сознание – просто повести нас по тропе в саду и говорить вещи, которые правдой не являются. Тогда нужно ли нам быть правдивыми по поводу того, что мы испытываем, и страдать от этих галлюцинаций и удобных социальных фикций? И почему мы должны искать облегчение в этих социальных фикциях?

Я думаю, по ряду причин. Видите ли, что-то случилось с вами - нечто чрезвычайно ценное и удивительное, и я думаю, очень часто оставляемое без внимания и пропускаемое. Какая-то огромная выгода, которой вы наслаждаетесь, и наслаждаюсь я, и это уже произошло. Оно СЛУЧИЛОСЬ.

Если вы думаете биологически, то шансы, что вы один случаетесь - миллиарды к нулю, не так ли! Вы случились. Мне кажется, что уже случившись, будет очень жаль ни разу не посмотреть на это. Чтобы жить и умереть, не заботясь о том, чтобы увидеть, кто это делает, кажется таким тщедушным. Случившись, давайте сознаемся себе, давайте испытаем волнение и радость, и выясним, что «произошло», и, взяв отпуск от социальных фикций, просто посмотрим на это.

Вот чем мы займемся сегодня. Первая причина в том, что мы случились, мы произошли, и мы не собираемся жить и умереть, не посмотрев на это САМИ, не на то, что большой брат, язык и общество говорят мне, кто я, а на то, что я действительно испытываю. Вторая причина в том, что, как я это понимаю, все великие духовные традиции, их шесть, из них на Востоке - три: индуизм, буддизм и таоизм, и на Западе три - иудаизм, христианство и ислам – и каждая из этих великих духовных традиций имеет свою необычайную историю. Удивительную, и сумасшедшую историю, можно сказать. Очевидно, эта история подавлялась и отрицалась, люди поджаривались на углях за ее пересказ, за то, что рассказывали не вовремя и слишком часто. Каждая из этих духовных традиций находится в согласии с другими по одному этому вопросу, этому потрясающему предложению: что хотя ты смотришь, как человеческое существо, и в действительности ты человеческое существо, но в своей сердцевине, откуда ты происходишь, твоей Домашней Базе, том, из чего ты смотришь, совсем не человеческое. Оно совершенно другое.

Тот, Кто ты действительно-действительно есть, в сердцевине, в своей самой глубинной природе, твоей самой осознанности - это не продукт мира. Это источник мира.

Это загадка за сказочной вселенной, что вы - не малая часть этого божественного огня, не искра этого божественного огня, а пламя, сам огонь, все это присутствует в вас, из чего вы смотрите, ближе к вам, чем тот парень в зеркале, ближе к вам, чем все остальное. Кто вы есть, кто вы действительно есть, есть не что иное, как то самое, В ПОЛНУЮ СИЛУ! И процветаете при этом. У вас не маленькая несчастная версия этого здесь, а великолепная версия, там, где Алан, и еще более замечательная там, где Джейн, и так далее, вы знаете, разные виды искр от того огня. Каждый из нас ОХВАЧЕН этой полной тайной.

Все шесть религий говорили об этом, их собственным голосом. Конечно, их языки различны, а их популярные версии дико различаются. Я не говорю о распространенных непониманиях этих шести великих вероисповеданий. Я говорю о том, что лежит в их секретном сердце. И мое предположение в том, что прямо сейчас, в этой комнате то, из чего вы смотрите, имеет нечеловеческую природу. Это сама Божественность. Это Тот, кто стоит за миром.

А теперь можно справиться с этим предположением с помощью одной или другой великой религии, и я думаю, что это самый подходящий способ сделать это. Все, что я хочу сказать - это не единственный путь. Есть еще другой путь, который, я бы сказал, к религиозным совсем не относится. И этим путем я предполагаю поделиться с вами сегодня – что-то типа «номер семь». Номер семь – это совсем не религия, а, как бы это сказать, внимание к тому, что дано. И это то, на что мы обратим наши взоры сегодня утром.

Таким образом, существует пока две причины, чтобы рассмотреть этот вопрос самого базового опыта с телеграфными столбами, очками и простыми, обычными или садовыми вещами, чтобы увидеть, правильно ли мы видим. Первая причина в том, что, как было сказано великими мистиками всех религий, что мы не понимаем, и что общество – это фиктивный инструмент для обмана нас в отношении, кто мы есть и что мы есть. Вторая причина, которая является для меня фактически первой в том, что “случившись, черта с два я буду жить дальше или умру, не посмотрев хорошенько на это все сам, безотносительно святош или святых писаний, или чего-либо еще. Я попробую ОТВАЖИТЬСЯ посмотреть на это сам, на себя”. И когда я буду это делать, постараюсь с вами поделиться, я вижу, что все противоположно тому, что мне говорили.

Итак, дело не в том, что я не похож на то, как меня представляет общество, просто немного другой, знаете ли, немного не похож на человека. И дело не в том, что я НЕМНОГО не похож на ту историю, которую мне рассказали обо мне. Когда я осмеливаюсь посмотреть, когда у меня хватает смелости и интереса посмотреть, я нахожу, что это точная противоположность во всех важных аспектах по сравнению с тем, что мне говорили.

Я нахожу это удивительным. Я абсолютная противоположность тому, что мне говорили обо мне самом. И я нахожу это, не занимаясь поиском в святых писаниях, который является очень хорошим занятием, и я этого не отрицаю. Что я говорю, это существует способ, которым мы собираемся поделиться друг с другом сегодня, просто посмотреть, и увидеть, и проверить, что говорит Даглас. Я абсолютно и глубоко убежден, что я во всех самых важных аспектах Первого Лица, в Сердцевине, откуда я происхожу, как тот, кто и что я действительно есть, точно, противоположный – можете вы быть совершенно противоположным? – противоположный во всех важных аспектах по сравнению с тем, кем я выгляжу.

Теперь вы поняли, как выглядит Даглас, и это ваша проблема. Знаете ли, борода и все такое; старый девяносто-однолетний образец, археологический образец, вы получаете его, и это ваша проблема. Но ЗДЕСЬ, видите ли, все по-другому. Я хочу сказать, я смотрю на вас, как будто я смотрю из ДВУХ дырочек во фрикадельке – нет, не так. Хорошо, я думаю, мы увидим, что это совсем не так. И для вас я выгляжу очень плотным, чересчур плотным, немного неуклюжим и все такое. А в действительности я оказываюсь каким-то полупрозрачным ... Но когда я смотрю ОТСЮДА, я нахожу, что прозрачность продолжается все дальше и дальше.

Кажется, что я приехал сюда из Ипсвича. Выглядит так, будто я хожу по комнате. Но я нахожу, что не я хожу по комнате, а комната идет вокруг внутри меня. В поезде я заметил, что не я двигаюсь, а это телеграфные столбы едут мимо. Это деревья и дома, и маленькие холмы Восточной Англии. Это они двигаются. Все точно противоположно тому, как я был разрекламирован. И когда я смотрю СЮДА, то все новости ТОЛЬКО ХОРОШИЕ.

Вы видите - третье лицо глядит на это, и это Хорошая Новость. Для меня так или иначе это Хорошая Новость. Я нахожу, что социальные фикции, которые от меня требовалось подтвердить и принять на веру - ничтожные, действительно. Мне говорят, что мой срок хранения девяносто один год, сколько это будет дней? месяцев? Я не знаю. Я не хочу дожить до века, но может и так случиться, я полагаю. В этом моя история. То, как я выгляжу, это тот, чей срок хранения очень короток, и кто очень маленький, очень ограничен и очень человечен, и на миллиард миль во всех отношениях от Королевства, и Мощи, и Славы, стоящей за миром.

Но когда я смотрю СЮДА, и осмеливаюсь быть своим авторитетом, и действительно вижу, что происходит, я нахожу, что все в действительности противоположно тому, что мне говорили. Это Хорошая Новость, потому что человек открывает настоящее чудо радости. Это все расставляет по своим местам. Еще одна прекрасная вещь в том, что то, что я вижу здесь, когда я приближаюсь к этому с полностью светской, а не-религиозной точки зрения, подтверждает и подчеркивает, что эти шесть великих традиций говорили о моей подлинной природе. Это окончательная причина для того, чтобы посмотреть, что мы собираемся сделать сегодня с тем, что ЗДЕСЬ.

Это практично. Это то, что мы собираемся делать сегодня. Как вы видите, я принес мешок фокусов сюда. Мы собираемся сегодня заняться не болтовней – я занимаюсь болтовней сейчас, я говорю, но словами никого не убедишь, я думаю. Они входят в одно ухо и выходят из другого. Слова не убедительны на этой территории. Но что, я думаю, убеждает – это то, что мы можем действительно ясно увидеть непосредственно сами. Это означает невербальное экспериментирование. А теперь не волнуйтесь, потому что эксперименты, которые мы собираемся проделать, совсем не раздражающие. Они очень просты, очень непосредственны, совсем не сложны, и ни капельки не раздражают. Но главное на сегодня именно эксперименты. Болтовня, конечно, необходима, чтобы ввести не-вербальные эксперименты. О чем эти эксперименты?

Эксперименты используют инструментарий. То, что я нахожу, видите ли, НЕВЕРОЯТНО трудно увидеть из-за силы языка и силы большого брата в обществе. Нас запугиванием заставляют поверить в те вещи, которые не настоящие. А общество, благослови его бог ... мы должны принадлежать к Клубу – мы не можем обойтись без Человеческого Клуба. Мы должны, и должны очень много Человеческому Клубу. Но цена, которую мы платим за членство - хрен знает, как высока! То есть цель наших экспериментов - найти способ быть лучшими членами Человеческого Клуба, в то время как пытаемся отказаться от такого по-сумасшедшему дорогого и абсурдного членства. И каково членство в Клубе, из которого я предлагаю вам выйти? Вот в чем оно: что я ЗДЕСЬ то, как я выгляжу для вас.

Этот dictum, или принцип, в действительности подразумевается, написан мелким шрифтом на бланке, регистрируя наше членство в Человеческом Клубе. Если я хочу знать, что я есть - я смотрю в зеркало: это Даглас в зеркале, это я, и то, что вы видите, то я и есть, и то, что я вижу, я вижу в зеркале там, но это в действительности ЗДЕСЬ. И я – то, как я выгляжу. Хорошо, я обещаю вам, как я говорил ранее, что то кто я есть, спасибо Богу, просто практически противоположно тому, как я выгляжу. То же относится и к вам.

А теперь у меня есть ваш облик, за который я вас благодарю, потому что это снимает годы и десятилетия с меня, и я так благодарен за это! У меня есть ваш лик. И предполагаю, что ваш облик – это мое занятие. А ваш настоящий бизнес не в вашем облике, который вы оставляете мне и другим. Ваше дело, по крайней мере, сегодня, это ваша реальность. Откуда появляется ваш облик. Вы понимаете?

Видите ли, у вас есть облик Дагласа сейчас. И это очень важно. Я не преуменьшаю это. Наш человеческий лик чрезвычайно важен. Вопрос в том, где он находится, и КОМУ он принадлежит? Мой облик не здесь, в Сердцевине. Мой облик не в центре, не правда ли? Если вы подойдете ближе ко мне, вы потеряете меня. Поэтому, чтобы найти меня, вы должны быть вне центра. Чтобы иметь облик Дагласа, вы должны быть по меньшей мере на расстоянии в метр от него, не так ли? Тогда вам открывается его облик. И он принадлежит вам. Он ваш. Мне очень жаль вас, но это ваше; это ваша проблема. Вам открывается мой облик в данный момент, а у меня есть ваш, и я за это благодарен. Конечно, это также хорошее дело, потому что я теряю облик Дагласа, а в обмен я получаю около двадцати других обликов, и это хорошая прибыль, действительно. Мое дело, чтобы наслаждаться этими обликами в моей реальности здесь.

Поэтому я предполагаю, что сегодня, насколько это возможно, вы оставляете свой облик мне. Я позабочусь о нем – и я очень благодарен вам за это. Я думаю, что это восхитительно. Если вы оставите это мне, и займетесь тем, откуда вы пришли, и что создало ваш облик там, где вы есть; то, из чего вы смотрите. Это не ваш облик. Это ваша реальность, сердцевина для вас, и то, что заявляется, как совсем не человеческая, но, как я говорил – не меньше, чем Королевство, Мощь и Слава, стоящие за сказочным миром.

Не верьте ни одному слову Дагласа. Я приехал сюда не для того, чтобы вы мне верили. Я полагаю, вы должны сомневаться во всем, что я говорю, но сделайте мне одолжение: проверьте все самыми суровыми методами, которые только можете придумать, чтобы увидеть, относится ли это и к вам.

Итак, это было Введение в эксперименты, которые мы собираемся провести, и достаточно длинное. А сейчас несколько слов об этих экспериментах: у меня здесь есть инструментарий. В чем состоят эти эксперименты – это смотрении на обычные «вещи из сада» и жизненные ситуации, в очень необычных, действительно уникальных контекстах. Смотреть на вашу обычную не-религиозную обыденность ежедневной жизни, старые вещи, такие, как приезд сюда на поезде, сидение в вашем кресле и смотрение на Дагласа, что бы то ни было, в контексте новой формы, нового окружения, нового применяемого нами инструмента. По моему опыту, и я думаю, и по вашему будущему, это то, что было так трудно увидеть в обычном контексте, становится куском торта, становится так легко увидеть.

Например, и мы сейчас это сделаем: вы смотрите на меня сейчас, и видите лицо Дагласа. Это ситуация лицом к лицу, не правда ли. Ха-ха! Но общество говорит, это так! Каждый язык говорит, что это лицом к лицу, симметричная ситуация, и что вы и я в данный момент находимся лицом к лицу. Когда каждый язык говорит это, и наше все общество основано на этом, и никогда не задает вопросов по этому поводу, как можем мы выйти из этой ситуации? Как можем мы проверить это?

А теперь посмотрите друг для друга и спросите “Это лицом к лицу?”. Это не так просто, правда? Или проверить симметричное ли это противостояние лицом к лицу. И я думаю, что с этим вопросом еще не разобрались. Не только это принимается за данное на веру, что вы и я лицом к лицу; никто никогда не предлагает нам изучить или проверить это, почти никто. Мы проверяем это сегодня. Как мы выбираемся из языковой ловушки, которая говорит, что нельзя избежать этого противостояния?

Мы смотрим друг на друга по-другому. Мы смотрим друг на друга через трубу. И у меня с собой эти чертовы трубы, и мы это будем делать. И я предполагаю, что поскольку это вопрос жизни и смерти, и действительно держит в напряжении, восхитителен и важен, и секрет неимоверной радости и удивления, что у нас действительно, действительно есть шанс. Труба, как волшебная труба, которая позволяет нам видеть то, что так трудно увидеть вне ее: действительно ли мы лицом к лицу, или наоборот. Совершенно невозможно быть лицом к лицу с кем бы то ни было в жизни. Вы никогда, ни на миллионную долю секунды не были лицом к лицу с кем бы то ни было, во всей своей жизни.

Если мы обнаружим, что это неимоверная ложь, что мы противостоим друг другу, в такой основной области - области личных взаимоотношений, которая составляет девяносто процентов нашей жизни, не правда ли? Eсли это не так, то тогда наша жизнь – дерьмо, дурдом! Выправить положение действительно очень важно. Разве невозможно, ведь огромное большинство наших самых серьезных проблем происходят от откровенной глупости, вранья о том, что становится очевидным, как только мы осмеливаемся посмотреть? Особенно с помощью нескольких маленьких безобидных приспособлений здесь, в моей секретной котомке. Давайте запустим сейчас этот эксперимент с трубой.

Если кто-то еще в полной темноте относительно того, о чем я говорю, и хотел бы пролить немного света на ситуацию, пожалуйста, дайте мне об этом знать до того, как мы начнем ставить эксперимент.

Даглас, я все время возвращаюсь к этому. Я то приобретаю, то теряю видение, а потом оно снова приходит. К чему я пришел, это сидеть здесь, немного, как дуб, срезанный у плеч, и тогда мое ощущение всего этого приходит снова. Это правильный путь в ... ?

Да. Вы являетесь частью бумажного мешка – в трубе. У вас есть ответ, без выгоды бытия в трубе, и я поздравляю вас.

О нет, я был на двух ваших семинарах.

Хорошо, как бы то ни было, труба подтвердит то, что вы мне сейчас сказали. Вы ставили опыты с трубой и раньше, вероятно? Тогда поздравляю - вы приняли мое послание.

Оно то приходит, то уходит.

Ну, это наши человеческие состояния, не так ли. Это нормально и можно этого ожидать. Это качели между двумя видами. Качели, я думаю, абсолютно адекватное сравнение. В действительности есть два полюса, как у батарейки Дюраселл, знаете ли, Божественное и человеческое. И Божественное, и человеческое совершенно взаимозависимы. Без человеческого божественное не является божественным, и без Божественного человеческое не является человеческим. Они, как полюсы батарейки Дюраселл. Как правильно получить его? Не с единственным полюсом, и не с другим полюсом. Вы получите свет, только соединив их, процессом между полюсами батарейки Дюраселл; так что вам нужно оба полюса. И это, как вы говорите, приходит и уходит постоянно. Ну, давайте же посмотрим! Спасибо. Можем мы пойти дальше ... ? Я говорил слишком долго. Алан, возьмите вот это и раздайте, пожалуйста.

Труба, или Эксперимент в Бумажном Мешке

У вас на двоих человек имеется эта труба. Можете выбрать себе партнера? И если есть друг без партнера, я буду вторым у этого друга.

Теперь я думаю, что это важно, чтобы вы встали действительно близко к своему партнеру, в противном случае вам придется нагибаться вперед, и получите несварение. Придвиньтесь, как можно ближе. Я уже объяснял, что эксперименты – это важная часть семинара, а совсем не разговоры. Поэтому, я собираюсь установить несколько правил, если смогу, по поводу дисциплины во время проведения экспериментов, так как иначе они не получатся. Нужно быть осторожным в выполнении эксперимента научным способом.

Во-первых, что мы ищем? Когда мы входим в Трубу, ищем ли мы приятные ощущения? Нет. Ищем ли мы «мистический опыт»? Экстремальный опыт? Нет. Если вы ищете это, то вы полностью можете на это рассчитывать, но это не та цель, которую я ставлю перед экспериментом. Что я приглашаю вас сделать, когда мы пойдем в Трубу – это видеть, что имеется; видеть, просто быть внимательным. Просто, как в лаборатории вы можете видеть, что происходит в пробирке или в охладителе. Цель эксперимента с Трубой – увидеть, что имеется, но пытаться получить приятные ощущения, или понять его, или получить экстремальный опыт, или все это вместе. Конечно, если вы приятно проведете время в Трубе, ну, поздравления, но это не то, в чем суть опыта. Фактически я думаю, это отвлечет нас от истинной цели. Мы идем в трубу за ответом на некоторые очень простые вопросы, на которые я вас приглашаю ответить самих, в тишине.

Если у вас был мистический опыт, или вы влюблялись в человека напротив, это не отрицает, что это будет очень интересная вещь, но суть эксперимента не в этом. Эксперимент в том, что абсолютно основное в том, что мы видим, что имеется. Причина этого в том, что Видение, и мы ясно ощущаем, абсолютно основное в нашей жизни, и наши чувства намного менее основные, так как они все время меняются, и ими нельзя управлять. В то же время то, что мы ВИДИМ, мы можем действительно установить это так, чтобы уделить внимание тому, что дано. Мы всегда можем ВИДЕТЬ, что имеется, но мы не всегда можем чувствовать то, что должны чувствовать. Поэтому Видение или ощущение - абсолютно основное.

Мы одеваем на лицо Трубу не для приятного опыта, или чтобы влюбиться в соседа, или понять что-либо глубокое; просто ответить на некоторые вопросы. Видите ли, из сострадания я организовал сложную систему кондиционирования... Мы организовали вентиляцию сверху и снизу, не сбоку – также я позволю вам вылезать из Трубы время от времени, чтобы передохнуть. Поэтому не беспокойтесь, вы там не задохнетесь.

Да, есть еще одна вещь. Мы одеваем Трубу с открытыми глазами, а не с закрытыми. Это касается Видения. Я должен это сказать, потому что некоторые люди закрывают глаза. Второе в том, что вам не нужно пялиться в глаза другого человека. Нос или рот, или лоб – любая черта лица подойдет. Так что это не соревнование, кто кого пересмотрит. И позвольте мне подчеркнуть: этот эксперимент совсем не призван быть превосходным. Он просто касается честных ответов на некоторые очень простые вопросы. Итак, вперед в Трубу, пожалуйста.

А теперь единственное, что мы делаем – даже ПТИЦЫ это могут - считать. И первое, что нам нужно делать - это просто сосчитать количество лиц в Трубе, количество имеющихся лиц в Трубе. Просто сосчитайте. Одно? Или два?

А второй вопрос связан с первым. Есть ли какая-либо схожесть по настоящим данным, между темm что вы находите на дальнем конце, и что вы ясно видите на ближнем? Что вы видите там - и что вы видите здесь.

Третий следует. Лицом ли к лицу в Трубе? Или лицо там к пространству здесь? Лицо к пространству? Лицо там, и пространство, чтобы вбирать его, осознавать то лицо там.

Разве это не абсолютно очевидно, что никогда ни на одну миллионную долю секунды во всей жизни, были ли вы когда-либо лицом к лицу с кем-либо? Это всегда было так? Разве это не показывает, что все это необычная основная фикция, на которой базируются наши жизни?

А теперь, просто продолжая смотреть на нашего друга в зеркале, просто отложите Трубу на мгновение, продолжая смотреть на вашего приятеля. Разве это не то же самое теперь, без преимуществ Трубы – лицом к пространству?

Разве вы не открыты – основываясь на сегодняшних данных – открыты очень широко? Для того? Не потому что вы приятный человек, или щедрый человек, или открытый человек, но теперь вы созданы, не так ли – по существу созданы, чтобы исчезнуть в пользу того. Исчезнуть без следа! В этот самый момент, глядя в лицо того.

А сейчас мы должны полюбить друг друга, не так ли – действительно полюбить друг друга. Как можем мы любить друг друга, так как мы должны любить друг друга, и могли любить друг друга, если мы будем настаивать на этой чрезвычайно вредной фиктивной симметрии здесь, лицом к лицу. Какая вредная, невероятная, глупая ложь.

Я повторяю: Вы когда-либо были лицом к лицу с кем-нибудь? И это не зависит от того, насколько вы хороший человек, насколько вы щедры, насколько глупы или насколько умны. Дело в том, что вы созданы такими. Мы созданы открытыми друг для друга, вы и я.

А теперь – не верьте этому. Это правда для вас? Тогда давайте снова наденем Трубу.

Посмотрите на цвета там, тонкую палетку цветов в том дальнем конце. Как могли вы вобрать в себя ту палетку цветов, если у вас были любые цвета, если вы не были полностью и совершенно бесцветны?

Посмотрите, как дальний конец Трубы забит этим объектом, той непрозрачной вещью? Каким образом это тупик? Он прекращается там, не правда ли, как пробка в бутылке. И там, эта непрозрачность на дальнем конце и прозрачность на ближнем – продолжается ли эта прозрачность на ближнем конце неограниченно, навсегда, во всех направлениях? У нее есть какие-либо границы?

Вы можете сказать мне, что вы можете видеть, что на дальнем конце, но не видите, что на ближнем. Я думаю, это неправильно, и скажу, почему. Когда я смотрю на дальний конец, мой друг на дальнем конце, я думаю, я вижу его, и я думаю, что на ближнем конце я ничего не вижу. Я не вижу, что происходит на ближнем конце, а только то, что на дальнем. Так мы и думаем, правда ведь? И я предлагаю вам, что это совершенная ерунда, и что правда противоположна. Потому как, когда я вижу моего друга там, что я имею в виду?

А сейчас, начиная со лба и идя вниз, сканируя из стороны в сторону, пытаясь вобрать каждую деталь того лица на дальнем конце, сколько я вбираю и сколько я теряю? Как много я помню от того малого, что я вбираю в себя? – Линии на лбу, волосы бровей, огромная сложность с глазами – я сканирую взад и вперед, упускаю миллионы вещей, бросаю взгляд, получаю общее впечатление, бросаю взгляд на то и это, забываю об этом почти сразу же. Я иду вниз к носу и щекам, сканирую из стороны в сторону, снова упускаю много, забываю даже это, пока я не подойду ко рту и подбородку. И когда я подошел к подбородку, вся верхняя часть стала размытой! Я потерял лоб, не так ли?

А теперь, это не видение. Это бросание взгляда. Я не вижу моего друга. Почему? Потому что он или она слишком сложные, чересчур сложные. А то, что я вобрал в себя, отняло довольно много времени. Поэтому я действительно, если быть честным, не могу сказать, что я вижу моего друга. Я бросаю взгляд на него (нее).

Теперь сравните это с ясностью на ближнем конце, с прозрачностью на ближнем конце.

Разве эта не ясность без времени? Разве она не четко видна? Я не могу видеть пятнистую версию этой прозрачности, или неполную версию, или ограниченную версию.

Я не знаю о вас. Может вы не найдете того, что нашел я. Но я могу сказать вам, что я нахожу на ближнем конце – прозрачность, которая простирается далеко-далеко во всех направлениях. И даже больше: прозрачность и пустота, которые осознали себя, как пустые, полые, как способность для вбирания в себя этой сцены, того друга.

А теперь вот о чем. Приятель на дальнем конце определенного возраста, пола, старый или молодой, среднего возраста, что угодно. По настоящим данным, каков возраст того, кто на вашем конце - ясность, чистота, пробужденный, неограниченно прозрачен? Каков его возраст? Какого он пола?

Разве он не свободен от всех ограничений, без возраста, действительно неразрушимый? Почему? Потому что в этой ясности, этой прозрачности, по настоящим данным, разве есть что-то, что может состариться и погибнуть?

Разве это не совершенно асимметричная ситуация? И разве в Трубе это не становится очевидным? Все таким очевидным? Теперь еще раз, давайте отложим Трубу и будем смотреть на нашего приятеля. Посмотрите на контраст между огромной ясностью на вашем конце, она так ярко видна, такая пробужденная, вбирающая в себя приятеля, и исчезновение в его или ее пользу.

Вы знаете, все люди в этом похожи. Я предлагаю вам принять, что это действительная природа мира, и настоящий исток мира.

Знаете, мир очень – как бы это сказать? - конфронтационный, грубая сцена. Правда, стоящая за ней, совершенно другая, не так ли? – Каждый отдает ее или его жизнь другому, не меньше. Исчезнуть без следа – это действительно умереть за другого, и испытать воскресение за другого, если пожелаете. Можем мы сказать, что мы созданы для любви?

Давайте, давайте снова залезем в Трубу в последний раз.

Вы можете назвать эту Трубу почти что волшебной трубой, я так думаю. Что она делает – это разделяет то, что в Трубе, и сует его на дальний конец, с осознанием того, что сконцентрировано в ближнем конце. Это разделяет саму вещь от осознания этой вещи. Та вещь перемещается на дальний конец, и осознание этого движется в ближний конец. Это как центрифуга или маслоотбойник, не так ли. И контраст между этими двумя абсолютно всеобъемлющий. Дух на ближнем конце, материя - на дальнем.

Вы говорите: «Минуточку, Даглас. Этот ужасно. Это не получится. Ваш приятель на дальнем конце пробужден и осознает!» Мы знаем это. Вы вполне уверены, что ваш приятель осознает, и вы сами пробуждены и в сознании. Хорошо. Вопрос в том, где мы находим сознание нашего приятеля?

А теперь то, что мы обычно делаем социально сумасшедшим путем, это смотрим в черные дыры там, когда мы осмеливаемся посмотреть внутрь, когда мы осмеливаемся посмотреть в эти зрачки. Что мы делаем - это смешным способом рисуем себе парочку гоблинов, фей или демонов, не знаю, кого, которые смотрят через эти черные дырочки угрожающе. Посмотрите на эти черные дыры сейчас, действительно просто, как они есть, и увидите, что они просто черные дыры, и не более угрожающе выглядят, чем нос или рот. Мы можем посмотреть в эти глаза сейчас так же комфортно, как и на остальную часть лица.

O’кей. «O’кей» можете сказать, «но вопрос так и не нашел ответа. Где, о где же, осознание в моем приятеле? У меня мое осознание здесь – и оно безвременно, вечное, безгранично, широко-широко пробуждено. А что насчет осознания моего приятеля?”

Ну, когда я внимательно слежу за осознанием на моем конце Трубы, имеет ли оно какие-либо ярлыки с надписью «мое» - мое личное, частная собственность? Я не нахожу, что осознание на моем конце Трубы принадлежит «Дагласу», как отличительное от всех остальных! На нем нет персональных «ярлыков». Оно не имеет поверхностей, на которых можно налепить ярлык.

То, что я нахожу здесь, и нахожу абсолютно – вероятно, более чем Неличное, Сверхличное. Разве это осознание на ближнем конце достаточно большое по настоящим данным, и достаточно пробуждено, и достаточно сверх-личное, для вашего приятеля, и вас самих, и действительно всех других существ?

Поэтому мы можем завершить этот эксперимент, сказав, что то, что имеется по современным данным на ближнем конце - есть эти великие шесть писаний, о которых я говорил, или скорее традиций, это обратная сторона мира, с обратной стороны вас и меня - есть Единое осознание, неделимое осознание во всех созданиях, единое осознание – наша подлинная природа, зовите это Атман брахман, бог или аллах, или любым другим именем, природа Будды. Это ведь то самое осознание сейчас сверкает на ближнем конце Трубы?

Вы - авторитет. Не позволяйте мне уговорить вас сделать что-то. В чем дело? И разве не можете вы, наконец, сказать своему приятелю: «Там, у меня есть твой облик. Здесь, я – это ты. Здесь я есть наша общая реальность, Сила, Королевство и Слава за миром».

Давайте отложим Трубу в последний раз.

И давайте подержим руки нашего приятеля вот так, и просто посмотрим, откуда появляются руки у нашего приятеля. Разве они не появляются из плеч и лица? А ваши собственные руки происходят из Него. Это руки Его, Духа, Сердца, реальности, всего сущего. Посмотрим, как ваши руки появляются из Него. А теперь возможно, наконец, вы можете захотеть коротко поделиться с вашим приятелем чем-то, что поразило вас в этом эксперименте, и выразить нашу признательность ему или ей, каждый по-своему. Спасибо вам.

Разговоры

Мне интересно, сможете ли вы поделиться некоторыми из вещей, о которых вы говорили? Нечто, на что нам всем стоит посмотреть? Нечто, что вы находите интересным, и к чему хотели бы привлечь наше внимание? Или у вас есть какие-либо проблемы? Какие-то сомнения?

У меня проблема. Что происходит со мной там - очень непредсказуемо.

Да. Очень.

Если все сознание находится здесь, каким образом я не знаю, чего ожидать там?

Видите ли, я думаю, вам нужно различать сознание и содержание сознания. Сознание одно и то же, то же, то же, то же самое в Боге и Иисусе, и вас, и мне, и Будде, и всех. Сознание есть Он самый и неделимый, тот же, тот же, тот же. Я думаю, это предположение, что все великие религии пришли к последней черте. А теперь, наоборот, содержание сознания есть точная противоположность сознания. Оно меняется все время. Оно рождается, расцветает, исчезает. Оно ограничено во всех отношениях. Поэтому сознание имеет два аспекта – Само сознание, каким оно рекламируется, и содержание, которое строго противоположно.

Поэтому мое сознание сейчас не меняется, и так далее, но мы говорим, и я смотрю туда, оно меняется все время, видите, ведь так. Содержание меняется все время. Само сознание - нет.

Проблема в том, что у меня есть фантазия, что весь мир происходит в голове там, и он как бы выскакивает с неожиданными заявлениями.

Ну, я думаю это так действительно.

Вы думаете, это так?

Голова там есть часть меняющегося мира. Она определенного возраста, пола, красива или не очень, и все остальное. Во всех отношениях, объект находится в противоречии с субъектом.

И тогда у меня появляется фантазия, что то, что происходит там - то же, что происходит здесь.

Что по-фундаментальному происходит там, где вы есть, я бы сказал, это бумажный мешок делает все совершенно ясным, и это совершенно противоположно тому, что происходит на дальнем конце. И они случаются вместе, в совершенном единстве. Пространство и наполнение полностью соответствуют друг другу. В дзен буддизме, я думаю, это отмечается очень хорошо. Нирвана – это самсара. Самсара – это нирвана. Мир и осознание мира подходят друг другу, как плакат и стена.

Хорошо. Спасибо.

Это точно. (хихикает) Это очень точно.

Могу я задать вопрос, следующий из этого, Даглас? Хотели ли вы сказать в конце, когда говорили о дзен, что хотя вы различаете сознание и содержание сознания, они оказываются разными, но в каком-то смысле одни и те же?

Они абсолютно отчетливы и противоположны, и по этой абсолютной и парадоксальной причине они полностью подходят друг другу. Если бы была какая-либо схожесть сознания и тем, что его наполняет, они бы никогда не подошли друг другу. Все из-за их полного контраста, и парадоксально, что они совершенно подходят друг другу.

Видите, можно сказать и так, я думаю. На этом уровне, который мы сейчас здесь исследуем, все парадоксально. Под парадоксальным я имею в виду, что это противоположно обычному «здравому смыслу». Они идут рука об руку, потому что они настолько различны. Зеркало отражает ВАС, потому что зеркало и вы совершенно различны. Они идут вместе, потому что они настолько различны.

В каком смысле они идут вместе?

Там, где вы есть сейчас, вы есть сознание. Ваше сознание заполнено хотя бы визуально этими цветами, и Дагласом, и этой доской, и так далее. Различие между сознанием, которое вбирает в себя все там, и то, что вбирается в себя здесь - абсолютное. Но они идут вместе, не так ли? Совершенно.

Я все равно не могу видеть границу между ними.

То, что вы вбираете – это противоположно тому, что вбирает это. То, что вбирает это, это то, что вы есть там, то, что постоянно, неизменно, безгранично, безвременно, внимание. То, что вбирается – это постоянно меняющееся, нарождающееся, умирающее и все остальное, включая того, кто в вашем зеркале. И они идут вместе. Они должны быть полностью различными, чтобы так точно подходить друг другу. Давайте скажем так, если желаете

Я думаю, что это для ВИДЕНИЯ, а не для того, чтобы пытаться точно все описать. Видите ли, то, что вы и я (сталкивает кулаки) – мы не такие, правда? Мы меняемся – меняемся лицами, если желаете. Вы и я не лицом к лицу. У вас есть лицо Дагласа, потому что там, где вы бы должны иметь лицо, у вас нет лица, но у вас есть способность принять это лицо. У вас есть сознание там, чтобы вобрать эту вещь. У меня есть сознание здесь, чтобы вобрать в себя эту вещь. Поэтому мы удивительно меняемся лицами.

Трудность в том, вы сказали что это парадокс, я думаю о человеке, которого зовут Хуанг По, который сказал: “Господа, не забывайте, что воспринимаемые не воспринимают.” Он, кажется, выражается нашим обычным языком, говоря, что вы воспринимаете меня, и я воспринимаю вас.

Хорошо, на определенном уровне я принимаю это. Но на более фундаментальном уровне я просто вижу, что имеется, и то, что вы для меня, лицо в моем пространстве. Я – пространство для вас в данное время, и вы - пространство для меня. Главным образом, я бы сказал, что я пространство для вас. И это пространство в полном контрасте с тем, что вы вбираете внутрь. Это лицо цветное. Это не имеет цвета. Это лицо имеет форму. Это бесформенно. И точно так же, вы вбираете в себя лицо Дагласа сейчас потому, что вы - пространство для этого. Если бы у вас было собственное лицо там, вы бы не вобрали в себя лицо Дагласа.

Вы должны исчезнуть в мою пользу с тем, чтобы получить меня. Иначе у вас два лица, и каждое будет стоять у другого на пути. Вы и я теперь в ситуации Одного лица. У вас мое лицо, a у меня - ваше.

Оказывается, это ситуация Одного лица…хм.

Вы видите, что вы должны делать, это быть подобным ребенку: достаточно простым и достаточно наивным, чтобы взять только то, что ясно имеется, как маленький ребенок. У меня ЕСТЬ ваше лицо, а я исчез в вашу пользу. Видите мы можем, как бы сказать, теологизировать и теософизировать об этом до тех пор, пока коровы не придут домой совершенно неубедительно. Что нам нужно делать, по крайней мере, что мне нужно делать, и я предлагаю, что вам нужно делать - это просто РАССЛАБИТЬСЯ до простого видения вашего пространства, которое заполнено этими приятелями, и что бы являетесь пространством для них. Я думаю, если вы продолжите видеть это, эти сомнения и так далее сами рассосутся.

Ощущаемый здесь – это маленький Даглас. Я вижу маленького Дагласа там. Он отличен от того, кого вы видите здесь. Это воспринимаемый. Он сам не воспринимает. Воспринимает реальный Даглас. Бесконечное воспринимает. То есть маленький Даглас здесь не воспринимает. Я вижу маленького Дагласа, Вы видите маленького Дагласа, много маленьких Дагласов, но это не то, что воспринимает. Бесконечное воспринимает. Что-то типа этого.

Спасибо. Спасибо, Робин. Я думаю, мы просто должны быть простыми относительно этого. Если мы будем продолжать это, я думаю, эти интеллектуальные вопросы растворятся. Но если мы скажем, до того, как я растворюсь в пользу моего друга, я должен понять метафизические, философские и теологические доводы, я думаю, это способ противостоять этому, откладывания этого, знаете ли. Я также думаю, факт то, что у нас всех есть огромное сопротивление этому. У НАС ВСЕХ. И у Дагласа. Каждый из нас притягивается к этому зрению того, кто мы есть на самом деле, и в то же самое время есть встроенный страх к нему.

А почему? По простой причине: когда я смотрю в зеркало, у меня есть старый Даглас, знаете ли, древний; умирающее тело там, но он, по крайней мере, есть. У него может быть болезнь Альцгеймера, и все такое, но он там. И он здесь! В то время, как здесь нет ничего. Мой Бог, это ужасно! Это стирание, это означает – это конец.

Но, конечно, здесь ничего нет, и это ничто пробуждено к себе, как все остальное. Поэтому ничто здесь совсем не угроза. Но оно воспринимается, как угроза, до тех пор, пока мы не осмелимся вобрать это в себя, и жить с этим откровенно. И тогда мы находим, что ничто есть все.

Даглас, в прошлом году вы сказали такую вещь: «Вам нужно обезглавить себя».

Да, а что….. это уже сделано!

Я предполагал, что это может помочь…

Эксперимент Между Ушами

Видите, я думаю, он скажет, я думаю многие друзья скажут : о’кей, а как насчет Этого? (Обхватывает череп обеими руками, трогает лицо) – точно я щупаю это, правда? Как я могу, это обезглавливание себя - чепуха. У меня есть это здесь. Что я чувствую сейчас? И я думаю, мы должны провести небольшой эксперимент с обезглавливанием. Я больше не пользуюсь словом «обезглавливание» слишком часто. Давайте вернем нашу голову на плечи снова. Давайте поработаем над этим. Мы чувствуем эту чертову вещь. Давайте быть честными.

O’кей. А теперь держите, пожалуйста, ваши уши и смотрите на то, что у Дагласа и наших других друзей между ушами. Посмотрите, что у Алана между ушами, пара очков, нос, рот, глаза и так далее. И наши другие друзья такие же.

А теперь, на основании имеющихся данных, что у вас между ушами? – НА ОСНОВАНИИ ИМЕЮЩИХСЯ ДАННЫХ!

У меня двадцать – двадцать пять приятелей здесь, и деревья, и небо, и цветы. Ночью я могу иметь миллион звезд между моими ушами. Поэтому хорошо, я могу сказать, у меня есть голова здесь, но ЧТО за голова!

Так что обезглавливание - это нормально, но вы знаете, мы должны быть готовы к тому, чтобы ответить тем друзьям, которые говорят: “Видение - не единственное чувство, а как насчет того, что я чувствую здесь? И потом, мы делаем ту вещь с ушами. Что у вас между ушами? И у меня этот сказочный мир между ушами, что бы там ни было.

Вы говорите: “Хорошо, я не верю Вам, Даглас.” А я говорю: “Хорошо, придите сюда и посмотрите. Подходите сюда медленно, и фотографируйте все время. И вы увидите, что Даглас виден там, но здесь он исчезает. Если вы поднесете фотоаппарат сюда, вы не найдете ничего. Если вы повернете фотоаппарат вокруг и посмотрите вместе со мной, у вас есть все. Можете проверить это со своим фотоаппаратом.

Вам нужно внимательно следить за тем, когда вы снаружи, так как сила условности тянет вас назад, и очень сильно.

Знаю! Знаю! Видите, это удовольствие, особенно с помощью Трубы. Легко видеть, это так очевидно, так естественно. Все это с помощью настоящей честности, естественности, простоты и детскости: не ребячества, а детскости. Но как это трудно, быть в мире. Это самая простая вещь - видеть, и это очень-очень трудная вещь - жить. Мы никогда не говорили, я никогда не говорил, что жить в этом - сплошное удовольствие. Но в конечном счете, я бы сказал, что живя противоположной ложью, то есть “я то, каким я выгляжу” - в конечном итоге будет еще тяжелее, разве это НЕ ТЯЖЕЛО. По существу, это ужасно.

Иногда я нахожу, что я ПЫТАЮСЬ жить таким образом. Это угнетает ...

...противиться очевидному - это не «стараться совсем», а отречение от дела и возможность расслабиться в то, что дается нам бесплатно, бесплатно, и с доказательствами за доказательствами, о нашей подлинной природе здесь. Наше противодействие этому чрезвычайно, не правда ли, так как мы бросаем это в корзину или пренебрегаем этим, отрицаем это.

Что у него есть? Все, что пожелает наше сердце – вечная жизнь, радость мир. Любовь. Любовь, как в «ноль» в теннисе, действительно. Любовь по-уимблдонски.* *(Прим. Перев: в теннисном счете «ноль» произносится как «love». Например, 0-15 будет «love» - пятнадцать и т.д.)

Это действительно состояние ребенка, правда. Ребенок всегда такой.

Это так. Мы все были там. Как сказал Эрик Берн, мы рождены принцами и принцессами, a общество превращает нас в лягушек. (Прим перев.: Имеется с виду английская поговорка:”перед тем, как встретить прекрасного принца, нужно перецеловать много лягушек”). Да. Мы все жили в этом: не совсем сознательно, но мы все жили в этом. А потом, что произошло, Алан? Вместо того, чтобы сконцентрироваться здесь, в наших кишках, мы двинулись вверх и стали головастыми, вышли туда и сказали “я ЗДЕСЬ – то, каким я выгляжу там.” Так я стал эксцентриком. А сейчас все искусство жить в том, чтобы снова стать концентриком.

И это определенное движение, не правда ли? Удивительная вещь в том, что для того, чтобы быть по-настоящему физическим, надо быть подлинно духовным, а быть подлинно духовным - и есть быть подлинно физическим. И этот возврат из эксцентрического в концентрическое – это путешествие обратно от расстояния одного метра в то, как я выгляжу с него, к тому, что я есть. И человеческое состояние говорит «я – то, как я выгляжу», что означает - быть вне центра и пропустить все ценное. Шутка в том, если я могу назвать это шуткой, скорее черный юмор, что все мы, независимо ни от чего, живем теми, КТО МЫ ЕСТЬ в любом случае. Мы делаем все правильно! Мы живем «из отсюда»! Мы не могли бы жить из того места!

Мы живем из нашего Центра. Мы твердо уверены в том, кто мы есть Разве это не тот случай, когда мы достигаем этого зрения. Это тот случай, когда мы прекращаем отбрасывать или отвергать его.

Мы все Центрированы. Все существа живут Сущим с большой буквы С.

Поэтому, когда кажется, что я соревнуюсь с этим, или кажется, что есть борьба или соперничество, по правде говоря, я ни с кем не соперничаю, я есть ОНО – соперничество или все что угодно – в тот момент.

В тот момент. Да. Да. Что нам нужно делать, это продолжать возвращаться к месту, которое мы фактически никогда не покидали. До тех пор, пока мы не разовьем привычку приходить Домой, так что мы больше времени Дома в Сердцевине, чем мы там.

Тем не менее, человеческая сторона важна. Мы не снимаем с чаши весов человеческое. Мы выключаем человеческое. Наша «человеческость» имеет огромную важность, но она не в центре, а искусство жизни в том, чтобы постоянно возвращаться от периферийного человеческого к Божественной Сердцевине (Центру).

В чем-то это типа шутки; потому что мы никогда не покидали Божественный Центр.

И это НЕВЕРОЯТНО хорошая новость, не так ли? Наша Сущность установлена во всем ее совершенстве прямо сейчас. Кто вы есть и что вы есть – это ДЕЙСТВИТЕЛЬНО хорошее занятие. У нас есть чувство, что, возможно, не все хорошо, знаете ли, внутри. Кто вы действительно есть – очень, очень хорошо.

Я нахожу, что маленький Робин продолжает делать дела. Он постарался добраться сюда сегодня утром, например. Он чувствовал, что хотел сесть на поезд. Но поезд только что подошел. Я видел, как он бежал вниз по лестнице. Потом я вспомнил, что лестница ...

…бежала вверх по вам!

И поезд подошел. Я подумал, что я поймал это. Я пытался добраться сюда. Это абсурдное состояние, в котором этот маленький человечек находится ...

Ну, я думаю, вы должны позволить Робину играть в игру «робинирование». Хорошо, я думаю, вы должны позволить Робину продолжить игру в Робина. Я думаю, мы должны удивиться и смириться с нашей Дагласностью и Робиновостью. В конце концов, я думаю, что аналогия с батарейкой Дюраселл вполне удачная. Если вы не получите свет от Божественного полюса батарейки, или от человеческого полюса батарейки, а от динь-динь, от обмена между ними. Это игра не только Робина и Дагласа, быть Робином и Дагласом, но, если позволите – это в действительности Игра Бога, чтобы притвориться и разбиться в ее Саму, во много самих себя.

Можем мы также сказать, что "я" есть Сердцевина Вселенной?

Это абсолютно правильно. И что еще, Эйнштейн бы согласился с вами. Он говорит – как я понимаю его – что Сердцевина Вселенной точно там, куда вы ее поставите. И единственное место, в которое вы можете ЧЕСТНО поместить ее – это прямо ЗДЕСЬ.

По существу я могу доказать это вам сейчас в этой комнате. Я сделаю это через мгновение. Но я думаю, нам нужно добавить, что это не вы, как “Боб”, который в Сердцевине Вселенной, а вы, кто вы действительно есть, то есть Сердцевина Вселенной. И “Боб” в метре отсюда от Сердцевины Вселенной. Там Боб – а вы здесь, в Сердцевине Вселенной. Боб не приходит сюда и устанавливает Боба ЗДЕСЬ, больше, чем Даглас. Вы есть Сердцевина Вселенной, тем не менее.

Эксперимент: Параллельные линии пересекаются в бесконечности

А теперь доказательство – и очень приятное. Я не думаю, что я когда-либо делал это на семинаре раньше, и я надеюсь, мы сможем сделать это здесь? Чтобы доказать вам действительно физически, что вы бесконечный Центр Вселенной, сейчас это строится здесь, я говорю это как архитектор, это не падает и это достаточно существенно. И вертикальные линии здесь не кажутся подобными Пизанской Башне. Они не падают – углы вашей комнаты, оконные шпингалеты рамы и прочее – они все вертикальны, не так ли. Вы все согласны? Да.

Не знаю, как вы, но когда я учился в школе, в геометрии было определение параллельных линий как пересекающихся в бесконечности. Вы помните это? Вы знаете, у вас ест параллельные линии здесь и бесконечность там. Конечно, они тянутся далеко-далеко. Они не пересеклись до бесконечности, но они пересеклись в бесконечности. А теперь – вы бесконечный Центр Вселенной? Мы попробуем это.

Я думаю, вам надо держать предплечье вот так, ваш локоть рядом с грудной клеткой. Немного повернитесь вокруг, закройте один глаз, и выберите вертикальную линию в комнате, например, угол комнаты. Выберите любую воображаемую вертикальную линию, которая вам нравится, и держите ваше предплечье параллельно этой линии. И я думаю, вы видите ваше предплечье, когда вы опустите кисть руки на ее конце вниз, линия выстраивается в вертикаль, не так ли? Очень здорово.

А теперь попробуйте еще одну воображаемую вертикальную линию. Она конвергирует с вами, не так ли? Когда вы опускаете руку вниз, вы выстраиваетесь вдоль этой линии.

Каждая воображаемая вертикальная линия в этой комнате имеет центром вас.

Возьмите угол комнаты, просто спроецируйте его, продолжите эту линию вниз по вашей руке, и я думаю, вы сможете найти, что она заканчивается в вас, более или менее в грудной клетке. Эта линия выходит из вас. Все вертикальные линии в комнате фактически сфокусированы на вас. Вы просекли? Да?

Вы думаете о плоскости, вы исходите из ... ?

Что я хочу сказать, это что эти линии в воображении вертикальны, и действительно вертикальны, как вам и говорили в школе, встречаются в Бесконечности, и вы сами и есть эта Бесконечность. Я ясно выражаюсь? Посмотрите! Просто выберите линию там. Ту линию. И вот ту линию. Ту линию. И вот ту. Они все исходят из вас, разве не так?

Даглас, могу я сказать так. Я смотрю на вертикальную линию, и линию в моей руке, затем она идет вниз на какое-то расстояние. Как будто я рисую совершенно прямую линию и продолжаю рисовать эту прямую линию вниз, вдоль моей руки. Это просто продолжение этой прямой линии вниз вдоль руки.

Точно, Джейн. Продолжайте эту прямую линию вниз вдоль предплечья у груди. И вы вбираете все вертикальные линии в комнате, они расходятся из вас, как Первого Лица. Вы – Первое Лицо и есть та Бесконечность, где воображаемые вертикальные параллельные линии пересекаются. Они пересекаются в Бесконечности, и Вы Джейн и есть та самая Бесконечность. Я думаю, это очень хороший и простой...

Я думаю, очень полезно осознавать это, потому что нам всегда показывают, что параллельные линии пересекаются в Бесконечности, “там” где-то. Но это действительно показывает встреча...

Вы и ЕСТЬ та самая Бесконечность. Это одно из многочисленных доказательств – количество доказательств, или так сказать, демонстраций вашей Божественности, как Первого Лица – не как Ваше облик, а как ваша реальность в Сердцевине - удивительна. В суде, десятая часть этих доказательств была бы существенна, была бы определяющей для исхода дела, знаете ли. Десятая часть. Какова причина этого? Наше огромное сопротивление нашей радости. Потому что это радость.

Так или иначе, это был маленький показ. Можете попробовать. Возможно, я не объяснил это должным образом, но это сделала Джейн. Закрыв один глаз и расположив вашу руку (локоть у груди) вдоль любой вертикальной линии, вы увидите, что любая воображаемая вертикальная линия найдет свой Центр в вас, как в Первом Лице. Я раньше не делал этого на семинаре. Я говорил об этом в статье.

Смысл наших экспериментов, и у нас действительно есть репертуар около двадцати-двадцати пяти, смысл этих экспериментов в том, что ЛЮБОЙ из них приведет нас к тому, Кто мы есть, и нам не нужно задействовать их все. Мы можем сказать: «Мне не нравится этот, Даглас. Мне не подходит тот.” Ну, хорошо. Одного достаточно! И мы будем делать еще после обеда. Джейн, в какое время вы хотите пойти на обед?

(Обсуждение обеденного меню. Еда разогревается на кухне.)

Странная вещь в том, что все существа живут из этого; но человек, и только человек, как я это вижу, нашел способ уклониться от этого – избежать этого. А я бы предложил, что бы мы ни делали в нашей жизни, как бы мы это ни называли, что бы мы ни хотели сделать хорошо, что бы это ни было, мы собираемся сделать это плохо из-за неправильного установления личности, и мы собираемся сделать это намного лучше, когда мы правильно установим нашу личность. А как установить нашу личность?

Я предполагаю, что ваша личность Божественна. И ваша псевдо-личность человечна, но это также важно. А если мы хотим делать любую работу хорошо: неважно, игра ли это в гольф или бильярд – лишь бы она была легальной и не приносила людям вреда, знаете ли. Какая бы работа тебе ни нравилась (как превосходная художественная работа Джейн. Она может делать это намного лучше, когда она делает это из…..но, очевидно, что она делает это из того, Кто она есть в действительности). Мы сделаем это лучше, не так ли? Другими словами, это настолько практично! И есть еще одна вещь по этому поводу. Жизнь из эксцентрического положения раздражает, утомляет и выматывает, я вам скажу. Вы можете быть вымотанным в тридцать, или даже двадцать пять! Знаете, это ужасно, не правда ли. Почему это выматывает? Потому что, когда я живу оттуда, я должен подстроить Дагласа здесь к тому, что вам может потребоваться и вам, и вам, и вам. А я в постоянном состоянии беспокойства и озабоченности от того, должен ли я подстраиваться под разные ситуации. Я ТАМ, смотрю на Дагласа критически и довольно беспомощно с каждого направления. И это совершенно выматывает, париться со всеми этими внешними критиками и требованиями.

Когда я прихожу Домой, вот источник всей энергии, не так ли? Вся энергия приходит не с периферии, а из Сердцевины. И когда мы подходим к Сердцевине, мы откупориваемся. Мы вынимаем пробку, мы вытаскиваем пробку из бутылки шампанского и – сюрприз…сюрприз.

Поэтому я буду молиться за практичность этого, и за его ВЕСЕЛЬЕ! Интерес, восхищение, открытие – я имею в виду открытие, ведь так? Точно, эти вещи интересны? Открыть, что вы Бесконечная Сердцевина всех параллельных линий, всех вертикальных линий в каждой комнате, в которой вы были, я хочу сказать, это так же интересно, как счет футбольного матча, правда ведь?

Мы настолько условны, чтобы думать, что мы не условны.

Вы говорите о человеческом, и скажу, что человеческое важно. Но мы настолько напрактиковались в бытии «человечными», мы тратим все наше время, воображая, что мы человечны, если хотите, мы не практикуемся в том, чтобы быть божественными. И насколько важно то, что мы человечны? Очевидно да, но также важно, что мы Божественны. Мы об этом постоянно забываем. Вы напоминаете нам этими маленькими способами. Но когда вы говорите о том, чтобы быть практичными, это, очевидно, действительно практично, но тогда мой разум возвращается к тому, чтобы одобрить, что я человек и я могу продолжать быть человеком, что некоторые из нас делают лучше, чем другие. А я не хочу, чтобы мне напоминали, что я человек. Я хочу, чтобы мне напоминали, что я - Бог.

Так много из одного опыта. Но шутка Робина в том, если слово шутка подходит сюда…. шутка в том, что быть ПО-НАСТОЯЩЕМУ человеком, означает - быть Богом! И я думаю, в действительности мы не по-настоящему ЛЮДИ, до тех пор, пока не станем Богами. Если мы хотим быть естественными, как дети, в смысле любви, с такой данной нам созидательной энергией, мы находимся в самом лучшем человеческом состоянии, когда мы говорим, мы не можем сделать ничего “из человеческого состояния”. Это можно сделать только “из Божественного состояния”. И я думаю, что люди, которыми я так восхищаюсь, настоящие Святые мира, не меньше люди, а еще больше люди – подлинно люди.

Как и Даглас, если вы хотели хотели преуспеть в чем-то конкретном, скажем, в игре в гольф. Чтобы действительно хорошо играть в гольф, вам нужно почти что бросить эту игру. Вы получаете базовые навыки. И тогда Вы увидите, Кто вы действительно есть, когда вы играете в гольф. Вы не играете в гольф с тем, чтобы победить. Вы играете в гольф потому, что вы любите эту игру и играете просто ради гольфа.

Совершенно верно. Вы не просекаете чего-то до тех пор, пока не бросите это занятие. Это абсолютная правда. Вы вбираете в себя всю практику мира, и тогда выходите на поле для гольфа, и забываете все это, и делаете все самым простым из возможных способов.

Это, возможно, применимо для любого занятия.

Все это касается доверия, не так ли. Мне кажется, что Видение - это то, что вы либо делаете, либо не делаете. Это сто процентов или ничего. Все или ничего. Но доверие - это то, что постепенно растет – доверие в Него. Я приехал сюда на поезде, думая: “О чем я буду говорить сегодня утром? Я действительно не знаю, что мы будем делать.” И - сдался. Просто сдался. Пусть все повылазит. Вы не знаете, что вы собираетесь делать, и верите Тому, Кто вы есть. Тогда, я думаю, вы начинаете говорить подлинным голосом.

Я и сам начинаю находить нечто подобное. Это почти то же что говорит об унижении. Это должно означать, что я должен уйти с пути, чтобы произошло что-то настоящее. Это имеет смысл?

Я вижу, что вы НЕ на моем пути! Мы не должны быть «смиренными». Это касается прекращения делать что-то, чем делание, не так ли? Прекращение сопротивления тому, что так сильно действует.

Да, оно все равно есть. Видения достаточно.

Да. Я думаю, что бы мы могли сделать сейчас, на кухне – это продолжить наши эксперименты, и посмотреть на того, кто вкушает пирог с начинкой, или что там еще, что мы едим. Где вкус? Кто пробует на вкус? Я хочу сказать, есть два типа еды, не так ли – есть тип еды, который попадает в щель, уставленную зубами, и еда в действительности довольно невкусная, не так ли. Но когда еда поступает в - знаете – этот конец Трубы здесь, (шепчет) - вкуснотища! Все хорошо?

ПОСЛЕ ОБЕДА

О Полюсах, Кротах, Дырах, Целых, Святости, и еще кое о чем (ВСКС)

Для очень-очень короткого повторения, предположение, которое мы исследуем – это то, что ближе к вам, чем все остальное, откуда вы приходите, вашей Сердцевине, кто вы действительно есть, ЧТО вы действительно есть, не что иное, как загадка и Сила, стоящая за миром, какое бы имя вы ни дали той Загадке – той Силе.

А теперь, как мы можем это проверить? Как мы можем в этом убедиться? Мы так склонны доверять идеям исполнения желаний, ведь правда? Это действительно прекрасно - вообразить быть подлинным, но что гарантирует нам, что все это подлинное?

Итак, мы продолжим, и сделаем две вещи. Одна из них в том, чтобы иметь хорошее представление о том, что же мы ищем, что есть эта загадка или сила, а вторая вещь – это просто взглянуть, просто взглянуть и увидеть, находим ли мы именно это в нашей Сердцевине. Поэтому, первая из этих двух вещей в том, чтобы вобрать спецификации Того, что мы есть по словам других - собрать все воедино, создать Фоторобот Бога. Относиться к Богу, как к преступнику, видите? Если на вас напал преступник, то полиция составит его фоторобот, правда? Давайте же сделаем милость Богу и сделаем такую милость для нее или него, и создадим фоторобот на основе экспертных оценок великих духовных традиций. И я думаю, мы можем это сделать. Мы можем создать фоторобот Его. Я дам вам шесть характеристик, как я вижу это, Того, кого мы ищем.

То, что мы ищем – БЕЗГРАНИЧНОЕ. Вокруг него никакого забора нет. Оно бесконечно. Безгранично. Оно большое. Оно больше большого, оно бесконечно. Безгранично. Пункт Первый.

Второе: БЕЗУПРЕЧНОЕ, чистое, прозрачное. Невинное, пустое, отсутствующее, все, что вам будет угодно. Оно ясное. Мне нравится немецкое слово «klarheit», ясность. Мне нравятся эти слова. Пункт Второй.

В-третьих, просто потому, что оно такое большое и такое пустое, оно не пустое для пустого, оно пустое для ЗАПОЛНЕНИЯ. И оно непосредственно заполняется тем, что имеется. Поэтому оно все исключает, в смысле, что оно полностью ясное и пустое, и все включает, поскольку та пустота пуста для заполнения тем, что имеется в наличии.

Итак, мы имеем безграничное, чистое, пустое, полное.

Номер Четыре – НЕУНИЧТОЖИМОЕ. Оно не приходит и не уходит. Оно не изменяется. Оно стабильно. Оно не исчезает, оно не умирает. Оно бессмертно. Это существенный ингредиент пудинга, не так ли? Божьего пудинга, если пожелаете.

Следующее - НЕПОДВИЖНОСТЬ. Оно не движется. Оно не гоняется за своим хвостом по всему двору. Оно безгранично. Нет другого места, чтобы двигаться вокруг него. Оно неподвижно. Оно – сама неподвижность. Номер Пять.

И превыше всего – я думаю, мы могли бы поставить это в начало – оно ШИРОКО. Широко пробуждено.

Итак, шесть характеристик являются разрекламированными характеристиками Истока нашего источника. И Истока нашего Источника. Это разрекламированные особенности Его. А теперь, чтобы найти вещь, вам нужно знать больше или меньше о том, что вы ищете, иначе вы не найдете чертову вещь, правда! Если бы я сказал: “Алан, в саду здесь я потерял нечто вполне ценное. Пожалуйста, помогите мне найти это”, а вы говорите: “Да, Даглас, мы все поможем вам найти то, что Вы потеряли. Что было то, что вы потеряли?” - “Ну, проблема в том, я забыл, что потерял.”

И вы все будете смеяться надо мной, не правда ли. Вы бы сказали: “Вы не можете искать вещь, если вы не представляете себе, что вы ищете.” То, чем мы занимаемся на этой встрече, семинаре, ужасное слово – что мы делаем на этой встрече - это пытаемся найти нашу подлинную идентичность, я полагаю. Чтобы пробудиться к тому, кто и что мы есть. И у нас ЕСТЬ хорошая мысль о том, как представляется это Оно, за последние три тысячи лет. У нас ОЧЕНЬ хорошая мысль о том, что надо искать.

Поэтому, когда мы говорим в Трубе: “Я не знаю, что здесь, но я знаю, что там”, мне кажется, все наоборот: “Я ЗНАЮ, что искать. У него есть эти шесть характеристик.”

Эксперимент: Указание

А теперь я не хочу засовывать вас снова в Трубу, но я напомню вам, что в Трубе точно те характеристики, которые вы найдете на вашем конце – или по меньшей мере, что я нашел! Нашли ли вы их или нет, я не знаю. Но я определенно найду эти характеристики здесь. Просто чтобы напомнить себе, что было на нашем конце Трубы, вместо Трубы давайте возьмем вот это. (Палец) и просто укажем им. Пожалуйста, давайте укажем на то, из чего мы смотрим. Просто ткните пальцем в ваше ха-ха лицо.

А сейчас то, на что Вы указываете, я предполагаю, и я могу только сказать, что я нахожу, но я спрашиваю вас, находите ли и вы тоже, что указываете на пространство, способность, не-вещность, пустоту, КОМНАТУ, у которой нет границ. Которая возвращается и возвращается назад и вверх-вниз, и в стороны, без ограничений.

Продолжая указывать – и не смотрите на меня, смотрите на ваш палец, или скорее на то, на что он указывает, а не на меня, пожалуйста. То, на что вы указываете, не только безгранично, я предполагаю, а действительно чисто. Действительно пусто. Действительно чисто. Безупречно чисто. И не пусто, как пусто, а пусто для наполнения интерьером комнаты или пейзажем за окном, если хотите смотреть туда. Пусто для наполнения.

Итак, безграничное, пустое полное, и всегда наполненное чем-то туманным.

А теперь, все “там” – и вы можете видеть много вещей там, включая Дагласа, стену и так далее – все там, на стороне вашего пальца погибает, не правда ли. Я имею в виду, даже звезды погибают. Галактики погибают, планеты, не говоря уже о людях, все погибает. У каждого есть срок хранения. А почему? Все потому, что они - вещи.

То, на что вы указываете, как я полагаю – не-вещь

Именно так, не-вещь, контейнер и источник всех вещей. Поэтому это следующий, он негибнущий, это Номер Четыре. И Номер Пять – это Недвижимый. Тот, кто Недвижим.

А теперь кое-что потруднее. Что мы должны делать сейчас, это встать на задние лапы и начать поворачиваться вокруг. После обеда я не чувствую достаточно энергии, чтобы заниматься этим, и не знаю, что касается вас. Но хочу спросить вас, когда вы покинете это место, то посмотреть через окно автобуса или машины, или, если вы на велосипеде - просто посмотрите, что происходит вокруг вас. И, я думаю, вы найдете, как и я, когда ехал сюда в Лондон из графства Саффолк, что я не приехал сюда из Саффолк. Лондон приехал ко мне. Все двигалось в моей неподвижности.

Одна из самых больших галлюцинаций, которыми мы страдаем, когда присоединяемся к человеческому клубу, это то, что мы бегаем за своими хвостами, бегаем кругами в неподвижном мире. Вам нужно только приставить ваш фотоаппарат к тому, что происходит за окном – и что вы получаете? Вы получаете полный пейзаж, который сейчас перемешивается, как каша на плите.

И, наконец, последнее указывание, пожалуйста, сейчас последнее указание. За пределами Того недвижимого, недвижимого Движителя мира, последнее указание, конечно, на то, что мы пробуждены, широко, ШИРОКО пробуждены.

А сейчас те шесть характеристик, безграничные, пустые, полные, негибнущие, недвижимый движитель мира, и широко-широко пробужден – это описание так близко, как это должно быть, я думаю, что зовется по-разному в великих традициях: Атман Брахман, Природа Будды, Яхве, Тао, Бог, Аллах, что угодно. Это описание довольно хорошее.

Теперь попытаемся дать описание Дагласа, которое в равной мере ясное. Знаете, шутка в том, что я думал, я знаю, что такое человек. Я думал, я знал, что такое Даглас. И Бог был загадкой, и довольно размытой и туманной, знаете ли? И я думал об этом долгое время, много лет. А теперь я подошел к совершенно противоположному выводу! Я не представляю, что такое Даглас! Чтобы узнать Дагласа, я должен знать весь чертов мир! Потому что он обусловлен на каждом уровне и каждом смысле. Он продукт – подумайте, от чего я завишу. На каждом уровне есть продукт условности – гены, хромосомы, язык, пол, факт, что я англичанин, а не француз, и миллионы-миллионы других вещей на поверхностных уровнях – и более глубоких уровнях. Знаете, чтобы узнать Дагласа, мне нужно знать мир, космос. Даглас НЕПОЗНАВАЕМ! Что очень приятно. Мне нравится быть узнаваемым, как этот старый Даглас. И это довольно освежает.

Я действительно не знаю, что такое Даглас. Но я знаю, что такое Бог! Шесть характеристик. Вы говорите, вы действительно хотите это сказать? – Ислам производит сотню, как назвать – описаний Его Величества, не так ли? Эти шесть, довольно хороши и подойдут для идентификации. Фоторобот в полиции не требует бесконечного количества характеристик просто достаточных для идентификации чертова мужика-уголовника. И точно так же, чтобы установить Его Величество, или ЕЕ Величество (шепот конспиратора) все, что мне нужно – это эти шесть, и их хватит!

И я нахожу, что они скрываются здесь, ВСЕ ШЕСТЬ, в наличии на этом конце здесь. На что я указываю, и на конце, этом конце Трубы.

Поэтому я говорю, что я не представляю, что такое человек, но я действительно знаю, что такое Бог. А вы говорите: “Я ненавижу слово ‘Бог’. Фи. Хорошо, придумайте свой собственный синоним для Его Величества. Мне нравится слово ‘Бог’. Оно короткое. Оно говорит с чем-то во мне, нечто раннее и базовое. Но выберите свой собственный синоним. “Я знаю, что такое Бог, но не представляю, что такое Даглас”. Это приятный способ умирания; потому что вы тогда не умираете.

Итак, мы еще раз вспомнили, для чего сегодня здесь собрались. И, конечно, мы провели только один эксперимент – мы сделали Указание, не так ли. Мы делали Указание. Но сразу после обеда мы говорили о том, как мы видим. Я мог бы сказать, добавляя к Божественной спецификации, добавляя к Шести, одно предложение, которое связано с другим. Я мог бы сказать, что говорили по крайней мере некоторые очень великие Восточные религии – не только Восточные, но и Ислам: “ТОЛЬКО БОГ ВИДИТ”.

Только Бог пробужден. Есть Один Видящий во всех существах, говорят Упанишады, шестьсот лет до Христа. Буддизм говорит то же. Мы не видим нашими глазами. Мы видим нашей природой Будды. Некоторые из великих суффистов, таких как Руми, говорят о Боге и Том, кто видит во всем сущем. Если вы выйдете на улицы этого города и спросите людей, из чего они смотрят на мир по их опыту, я думаю, вы услышите от всех или почти от всех: “По моему собственному опыту, я смотрю на вас из двух глаз.” И есть пример, какие же мы пятнистые, сумасшедшие создания! Мы действительно живем жизнью множественных галлюцинаций и иллюзий. И тогда мы жалуемся на проблемы!

Эксперимент: Надевая Очки

Знаете .. в этих экспериментах, нам нужно быть готовыми – мы должны придти к эксперименту с открытым умом и желанием учиться и изменять свой разум. И должно быть внимание к тому, что мы видим. Это не вопрос чувства. Это не вопрос думания или понимания. Это вопрос просто уделения внимания: восприятия, вместо того, что нам говорят, воспринимать языком и условностями.

Итак, если у нас есть пара очков – держим их там вот так. И если у нас нет пары очков, сделайте искусственные (указательные пальцы касаются кончиков больших пальцев, сомкнутых вместе), как это делаю я, и держите их там. И не смотрите на меня. Смотрите на эти два окна.

Каждое обрамляет, и довольно привлекательно, разный вид – маленькую картинку. И если вы подвинете их вокруг, вы можете получить довольно красивую маленькую картинку в каждом из них. И граница очень четкая, правда? Это определенно пара очков. Это два – очень четкое деление.

А теперь – очки нам не очень-то нужны там. Они только для того, чтобы их НАДЕТЬ, ведь так. Это мы и делаем. На этот раз мы наденем их по-другому. Мы наденем их с полным вниманием, чтобы посмотреть, что происходит. Обычно мы это не делаем, но на этот раз сделаем. Мы делаем это очень осторожно. И мне думается, что когда мы доходим до определенного положения ... то они оба сливаются.. в одно.

Теперь наденьте их ПРЯМО на себя. Я думаю, вы обнаружите, что смотрите НЕ через пару очков, а через монокль. И те из нас, кто обычно носит очки, тоже смотрят через монокль! Монокль! И мы этого не замечали! Разве это не необычайно?

А сейчас, насколько большой этот так называемый Глаз, из которого мы смотрим? Давайте поднесем руки туда снова, и сделаем раму для монокля. И увидим, что монокль в действительности большой! A Окно – если можно так его назвать, из которого вы смотрите - бесконечно. Оно продолжается и продолжается, не так ли? Оно так же ШИРОКО, как и мир, фактически еще шире!

Можем мы использовать свои руки просто, чтобы изучить протяженность этого Единого Глаза? Который широк, как мир. И еще – это НЕ человеческий глаз. Ну же! Мы ведь не можем назвать его человеческим глазом, правда? Это глупо! Это не человеческий глаз, это Глаз Его. Это ТОТ САМЫЙ ГЛАЗ Того, Кто Видит, о котором говорят Упанишады и другие великие духовные традиции и мастера.

Вы помните, что то, что они называют Освобождением, или Освещением, или Просветлением или как-то еще, я ненавижу слово «просветление», я бы скорее назвал это освобождением – уравнивается с открытием Третьего Глаза. Вы когда-нибудь смотрели из чего-либо еще, кроме третьего глаза? Вы когда-нибудь смотрели из чего-то еще, кроме этого Глаза?

Этого достаточно, не так ли! Мы можем пойти по домам сейчас – и просто ВИДЕТЬ. ВИДЕТЬ.

Вы знаете, я думаю, что наш Бог такой веселый и такой добрый, что Она или Он приводит гору доказательств в пользу нашего союза с Ним. Какова цель жизни, кроме как единение с нашим Источником, сознательный союз с силой и загадкой источника мира? Вы помните Святого Фому Аквинского, великого философа католической веры? Он написал такую величественную Сумму католической философии. В конце жизни, довольно короткой жизни, он сказал: «Все солома в действительности, все солома. Единственное, что важно - это единение с Богом, благословенное зрение, красивое зрение”... полный союз с нашим источником. И смотреть на мир из самого Глаза Того, кто отвечает за него, это нечто, не так ли?

Я делал это много раз, но каждый раз это более поразительно, я думаю. У нас есть какие-либо трудности в этом отношении, или сомнения?

Просто вопрос. Кажется, у этого есть край – вы называете это «безграничным», но если я возьму мой палец. Посмотрите на мой палец: в определенной точке он, кажется, исчезает, или он заполняет вид. Разве это не край?

Это край, где ваш палец исчезает, но разве ваш Глаз исчезает? Глаз – это пространство для …..палец - это нечто, не так ли? Глаз это типа не-вещи, ведь так? Ваш палец исчезает, потому что это вещь, но Глаз это не-вещь, которая вбирает в себя все эти вещи. Это типа смешной не-вещи, которая вбирает в себя все смешные вещи. И поэтому не-вещь больше, чем вещи.

Мне кажется, нам не нужно….ну что нам надо сделать, чтобы увидеть это? Чтобы начать, видя, что там есть только Один – это мы можем, разве нет. Они идут вместе, вы согласны с этим? И вы согласитесь, что оно продолжается довольно далеко? Далеко – оно действительно велико. Думаю, этого достаточно Поэтому давайте просто отдохнем там. И если есть сомнения о маленьких деталях, я не вижу, чтобы они испортили общую картину, ведь так?

Я думаю, это неизбежно, правда?

Слово, которое постоянно всплывает в моей памяти, это «всеприсутствующий». Это Номер Семь!

Всеприсутствие, да! Жаль, что у меня нет палки. Длинной палки. Всеприсутствие. Да, Джейн? Алан? У вас есть палка для ходьбы? Что-нибудь? (Предлагается сложенный зонт). Ах да, этого достаточно. Вы и я - давайте займемся этим вместе? (длинный шест нашли около двери в сад). О, как здорово! Он не слишком длинный? Не грязный? Нет, я думаю, это просто отлично!

Он довольно грязный.

Сняв обувь, мы теперь вносим все внутрь. Смотрите. Можете встать туда? А теперь все могут видеть, что мы на расстоянии 10 – 11 футов друг от друга, правильно? Это надежный хоть и грязноватый измерительный шест. Мы все согласны с этим? Вы согласны, что это надежный инструмент? И вы серьезно отнесетесь к измерениям этим шестом?

Очень серьезно.

Хорошо. Подержите один конец у своего глаза. A я собираюсь держать другой конец у моего глаза. Какая длина его для вас и для меня?

Очень короткий действительно. Вы просто там, действительно.

Он очень короткий, так. Он фактически ничего. А сейчас можете растянуть нить – натяните туго между вами и самой дальней галактикой, это будет правильное измерение, правда ведь? Мои дорогие, вы - всеприсутствующие. И этот грязный, но эффективный инструмент доказывает это. Кто-то еще из сомневающихся хочет повторить его со мной?

Вы знаете, вы всеприсутствующи, точно всеприсутствующи. Не говорите мне, что человеческое существо всеприсутствующе. ТОТ, КТО ВЫ ЕСТЬ В ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ – он всеприсутствующий. Вот доказательство! Как мы сопротивляемся этому – это чрезвычайно, так ведь? Я думаю, нам лучше вернуть это к двери, перед тем, как мы превратим его в навоз. Но спасибо вам за использование этого слова.

У нас есть семь тогда?

Всеприсутствующий означает безграничный, я полагаю. Всеприсутствующий означает красоту. Но есть еще один, кто соединен с божественностью, и это есть Все-знание. Вы говорите “Хорошо, я могу быть всеприсутствующим, но я чертовский невежда.” Но вы видите, что такое всеприсутствие, или знание? Что это такое – знать все? Это знать ситуацию с каждой песчинкой в пустыне Сахара?

Это не Все-знание. Такой Бог был бы божественным «аппаратчиком», не так ли: невероятно суб-человечной, а не человеческой Персоной. Нет. Знать все вещи: когда вы видите, кто вы есть, у вас есть прямой доступ к внутренней истории каждого чувствующего существа в мире. Потому что в корне мы одинаковы, те же самые, те же самые, те же. Когда я вижу, Кто я есть здесь, а именно эти семь характеристик, я не вглядываюсь “в мою собственную” природу, я вглядываюсь в вашу, и вашу, и вашу, всего: деревьев, собаки, кошки, внеземного разума - каждого.

То есть у нас есть всеприсутствующее доказательство нашей божественности, все-знание, ПОДЛИННОЕ знание, знание Бога о том, кто мы действительно есть. Всеприсутствие – то, где мы выпадаем. Вы отстаем в отделе всесилия, разве нет. Я не получаю того, чего желаю. Я хотел, чтобы Кэтрин приехала сюда со мной сегодня. А она не может приехать. Я хотел – что еще я хотел? Много вещей. Я их не получаю. Я не всесилен.

Но подождите! Я думаю, что есть разные уровни воли. И она открыта для меня, чтобы сказать: «Да, тому что случается со мной. Она открыта мне. Здесь у нас Данте Алигьери: “Его Воля - это наш мир.” И мне кажется, что сердцем духовного приключения является отдача себя во власть божественного провидения. Ислам весь в этом. То есть, когда я говорю: «Да будет царствие твое» - да свершится Воля Бога: боль в животе, Даглас на смертном одре, Кэтрин неважно себя чувствует, миллион других вещей, если я просто скажу: Да, тогда парадоксально, не имея воли, сдаваясь на милость Воли Божьей, - это делиться божественным Всесилием – по Божьей воле! – не как Даглас, а как Тот, Кто я действительно-действительно есть на самом деле.

Итак, у нас есть эти три характеристики силы божественной природы. Вы начали все это, говоря о всеприсутствии. У нас есть еще всезнание и всесилие – всего три. Они все довольно парадоксальны, но все очень-очень настоящие.

Знаете ли, новость - это хорошая Новость ведь правда? Разве это не счастливая–счастливая вещь? Не другая радость, а эта, я думаю – подлинная радость. И я думаю, что каждая радость есть уменьшение той верховной радости от знания того, Кто мы есть в действительности.

Я уверен, у вас есть много, что сказать по этому поводу. Это совсем не то, что я собирался сказать, говоря о сегодня. Вы начали это! Это ваша вина.


Алан и Джейн я смотрю на вас. У вас есть …. ?

Молчание

Мне кажется, что у нас есть новый угол зрения на старые истины, что настолько светское, настолько обычное, как сад: так обыденно, так доступно, так готово к тому, чтобы поделиться, так просто. И в некотором смысле это продукт нашего времени, и Запада – и это чрезвычайно ценно. Когда у вас есть это – самое позднее – знаете ли, все эти вещи здесь, и у нас есть много экспериментов, которыми я вас не загружал – когда у вас есть они все, подтверждая каждой деталью великие духовные традиции мира, чтобы сопротивляться комбинации традиционного и этого позднейшего угла – первый и последний, действительно – сопротивляться их сводному посланию, значит, быть своим врагом, ведь так? Это значит не дружить с самим собой, и плохо относиться к себе самому.

Вы не поднимали вопрос свободы воли, Даглас, какова ваша ...

Свобода воли? О, Робин, помогите нам в этом вопросе!

Когда вы называете нас Богами, тогда “моя воля” выполняется. Это правильно? Вы хотели быть здесь сами. Вы хотели быть здесь сегодня утром, и вы получаете некоторые вещи, которые вы хотите. Вы хотели, чтобы Кэтрин была здесь ...

Да. Даглас хотел, чтобы Кэтрин была здесь. Да.

Так о каком Дагласе мы сейчас говорим?

Я думаю, что это случай уровней воли, Робин. Это будто у меня есть Даглас-воля, который хочет все вещи. И это правильно. Оно совпадает с тем, чтобы быть Дагласом, хотеть определенные вещи. Подобно тому, чтобы быть в приличной физической форме, и избавиться от этих чертовых кротов на моей лужайке, знаете ли, и всех этих вещей, не убивая их, и миллиона других вещей. Это совпадает с тем, чтобы быть Дагласом, и это совершенно нормально. Но это человеческий полюс батарейки Дюраселл. И нельзя избавиться от этого. Это совпадает с тем, чтобы быть Дагласом, хотеть этого и не того. Чтобы притвориться, что я люблю этих кротов и то безобразие, которое они творят на моей лужайке, просто красота. Или то, что Гималайский опыта так же хорош, как и старый опыт – я не могу этого сделать! Даглас плохо относится к кротам, хоть и отказывается их убивать.

Это Даглас. Но есть другой полюс, который говорит: «Воля Бога включает все многочисленные холмики от кротов - тридцать, сорок холмиков на моей лужайке». Нужно принять полярность здесь, между человеческим и Божественным. И я думаю, самое последнее, что человек хочет - это отрицать человеческое или стать неестественным. Точно, чем мы занимаемся сегодня днем и утром, все касается естественности, чтобы быть теми, кто мы есть, не будучи ни смешными, ни какими-то особенными людьми, но будучи в лучшем смысле, обычными. Быть естественным и обычным, означает говорить: “Есть эта двойная вещь.” И в конце концов вы находите это же у Экхарта, вы находите это у Павла, вы находите это же у великих христианских святых, которые говорили:“В нас, двух мужчинах...” (Конечно же, они средневековые, поэтому они говорят о «мужчинах», пожалуйста, извините за этот шовинизм) - “В нас, двух мужчинах, старике и молодом; земном мужчине и божественном мужчине, внутреннем и внешнем человеке, рабе, слуге, и аристократе.” И эта би-полярность дает СВЕТ! Свет.

Вы не получите этого без двух полюсов. Вот почему, как я вижу это, человеческое настолько важно. И за мои деньги, я не буду защищать это здесь, Божественное нуждается в человеческом не меньше, чем человеческое нуждается в Божественном. И загадка Инкарнации для меня очень ценна.

Свободная воля? Существует прекрасная вещь в Книге Молитв. В ней говорится о Боге, чья услуга – совершенная свобода. Раб Божий, в Исламе, Свободный, парадокс.

Это главным образом будущее, не так ли? —свободная воля. Можно вернуться и перебить кротов.

Я мог бы поехать назад и перебить кротов, но я думаю, я не сделаю этого. Я не собираюсь – по крайней мере, в данный момент это в мои планы не входит. Я не вижу конца этому занятию, так как они действительно сотворили бардак. Нет, эта биполярность не есть что-то, что я изобрел. Там она эмпирически, как способ бытия. Но вместо того, чтобы сказать: “О, боже, это дуализм,” или что-то еще, полюса соединяются воедино, и это так волшебно. Это единство не есть единство в смерти. Это единство – единство света и контраста, драмы и истории. (жест, не-лицо и отражение лица в зеркальце). Есть история и есть драма, и есть свет из-за биполярности, содержащейся в Том, невероятном, Божественная комедия, правда.

Даглас, другие люди, которые видели, Кто они есть, они говорят, что эта двойственность продолжается в их жизни? Это не случай видения, Кто вы есть, и все кончено — маленький парень умер? Это продолжается?

О НЕТ! Абсолютно, да.

Поэтому, как вы знаете у К. Льюиса, маленький человечек всегда старается выжить большого, так сказать, Дьявол старается говорить: “Я действительно делаю это” или “верьте МНЕ”, стараясь поверить в то, что случается естественно.

Я знаю. Мы все смешаем с мусором, да? Мы сделаем это.

Часто.

И я думаю, что красота в том, что ТАКИЕ, какие Мы действительно действительно-действительно есть, в нашей Сердцевине, все абсолютно правильно, и тщательно спланировано, и работает безупречно. Это то, в чем можно отдохнуть. Если Даглас имел что-то общее с этим, вы можете быть уверены - это будет чепуха и дерьмо. И слава БОГУ – Бог ухаживает за Богом – во мне, так сказать.

Кажется, когда Тони хочет что-то сделать, это продумывается, это озорство, это прорабатывается в будущем, или это о прошлом событии, которое манипулировалось. Но СЕЙЧАС — видение, Кто вы СЕЙЧАС – на это нельзя взглянуть. Малышу не смотрят внутрь, потому что через него можно видеть. Это имеет смысл?

Вы видите, я думаю, что маленький человечек (не-лицо к лицу в зеркале) - это критический ингредиент этой Божественной Комедии или батарейки, или все, что угодно. Человеческое кажется мне совершенной драгоценностью. Взять вас, для примера. Вы никогда не случались раньше. Ваше лицо - абсолютно уникальный феномен – не только ваше лицо, а все в вас: ваша работа, ваша личность - все в вас является уникальным ингредиентом Вселенной. Удалите вас из Вселенной, и все разрушится! Вы являетесь существенным компонентом этого Божественного пудинга. Я думаю, это не для записывания, это для вытягивания руки. (Ладонь руки в виде зеркальца на расстоянии 1 метра). Я думаю, человек должен развивать, может быть, чувство юмора в этом – вот и он снова, вы знаете – и так далее. Но человечность для того, чтобы к ней относиться очень серьезно. Вот где Уильям Блейк действительно хорош, знаете ли. Он говорит о “человеческом из Божественного”, и он продолжается вот так. А тайна Инкарнации и Сошествие с Божественного к человеческому, и наоборот. Это просто чудо.

Да. Это добавляет вам человечности.

Мы настолько способные, не правда ли, мы кидаемся из одной крайности в другую. Мы все гуманисты, и Бог весь упакован и весь этот духовный антураж - в действительности воображение. Мы все гуманисты теперь, и мы стали сумасшедшими в одном направлении. И противоположная сумасшедшесть в том, чтобы сказать: “человеческое – это ужас”, сидеть в смешных одеяниях и смешных позах, вести себя по-смешному, и быть всем - холостяком, и все такое сумасшедшее, знаете ли – человеческий мусор. Для меня это в равной мере ужасно – может быть, даже еще больше.

Фактически, существует Писание, и боже мой, я могу посмотреть, кто это был, но я забыл, он сказал – я не помню точные слова. Нечто типа: “Смотреть только наружу – это беда. Смотреть только внутрь – еще большая беда.” Дело в их сочетании.

О да, нам нужно найти середину... немного от обоих.

Вот поэтому я говорю, что это рисунок (асимметрия, не-лицо к зеркальцу в руке) – не это, и не то (рука ИЛИ не-лицо) но то (оба). Это дает вам почитание. Что вам нравится в людях? Что такого прекрасного и привлекательного в людях? Главным образом это их лица. Они настолько заряжены – они чудеса выражений того, что происходит внутри, не правда ли? Наши лица действительны – мы не можем ничего скрыть. Все напоказ, если есть глаза, чтобы видеть. Они великолепны. ОтСЮДА.

Я думаю, что человеческое излучает Божественное, и наоборот. И мы созданы для того, чтобы умереть друг для друга. Созданы, чтобы умереть. Потому что это сама природа сущего.

Я не собирался делать это сегодня. Что вы хотите, чтобы мы делами?

Вы привезли с собой Карту?

Да, привез. Попробуем поработать с Картой?

Да, я думаю это просто прекрасно.

Хорошо, попробуем с Картой. Между прочим, я привез одну или две книги на случай, если кому-то понадобится. Да, у нас есть Карта, спасибо. (В каждой Карте вырезано большое овальное отверстие размером с лицо, и маленькое овальное зеркальце приклеено рядом с отверстием — Большой и маленькое.)

Эксперимент: Карта

Перед началом эксперимента, я должен напомнить вам о цели и правилах всех наших экспериментов. Цель в том, чтобы видеть то, что мы ВИДИМ, вместо того, что нам сказали нужно видеть. Правила, и особенно в этом случае, мы уделяем внимание тому, что дано здесь, в Карте, и мы не смотрим друг на друга, и мы не смотрим на Дагласа. Мы смотрим на то, что происходит в этих местах, здесь. И мы не смотрим туда, чтобы понять что-либо или иметь какие-то чувства. Вы можете это видеть в равной степени, если вы в эйфории или вам скучно, или вы печалитесь, в депрессии. Это в равной степени видимо, каково бы ни было ваше настроение. И это невероятно ценно. Иметь нечто, что я могу сделать, когда я в ужасном настроении – это просто драгоценность.

Поэтому я не говорю: «Пожалуйста, будьте ужасными», но ЕСЛИ вы чувствуете себя ужасно, то ЕСТЬ, чем вам в этом помочь. В этом-то и самое большое преимущество: что оно доступно, когда оно мне больше всего нужно. А именно, когда я совсем «без цвета». И это не о наших чувствах. Это о нашем восприятии. Если у нас есть приятные чувства, то удачи вам, но это не тот случай.

Что еще? Уделяйте внимание тому, что происходит здесь. Есть и еще другие вещи, но я не могу припомнить. Что это за вещи? Просто уделите внимание тому, что происходит здесь, тому, что видно. А мы начинаем с маленьким человечком в зеркале. Нам нужно посмотреть на маленького человечка в зеркале, очень аккуратно. Примкнув к клубу, мы сделали все возможные смешные допуски об этом маленьком, что мы и собираемся сейчас исследовать и проверить.

Для того, чтобы держать того малыша в поле зрения, мы можем держать локоть кулаком другой руки, иначе рука очень устанет. Поэтому мы смотрим на маленького человечка там. И маленький человечек ТАМ, ведь так? Он или она так далеко, и это довольно странно. Когда мы действительно думаем об этом, насколько это далеко, мы идентифицировались с чем-то, что есть там, очень далеко ОТСЮДА. И чтобы просто подчеркнуть, как далеко оно находится, положите его на потолок, пожалуйста? Прямо здесь на потолке вот там... или на полу, смотря на вас с пола... там.

Это странная вещь, идентифицироваться с тем, что далеко отсюда. Но мы действительно идентифицируемся с этим, так ведь? До невероятного уровня. Пожалуйста, продолжайте смотреть на него. Знаете, если бы кто-то вошел в эту комнату без руки или ноги, без нескольких пальцев, кого это касается? Кто это заметит? Может быть в комнате кто-то есть без пальца или двух. Я не знаю. В любом случае, это не вызовет никакой тревоги или трудности. Но предположим, что кто-то вошел сюда с половиной лица! А такие вещи действительно случаются, на войне и при автомобильных авариях. Половина лица. Изуродованное лицо. Что может быть ужаснее?

На одном из моих экспериментов присутствовала женщина, которая делала этот эксперимент. Так вот, она сказала, что она родила ребенка без лица. Можете представить такое? Нет ничего похожего на лицо – абсолютно ужасно. Поэтому мы идентифицировались с этим до невероятной степени. И сделали правильно. Я не говорю, что это плохо, но мы это сделали. Но это так далеко! Это очень странно – идентифицироваться с вещью, которая так далеко.

Вы можете сказать: “Это не так уж далеко. Это просто отражение того, что фактически на ближнем конце вашей руки. Хорошо, давайте поставим это туда, где оно должно быть. Поэтому, пожалуйста, вы смотрите на свою Карту в то время, как я с вами говорю. Не кладите ее вниз, пожалуйста, продолжайте смотреть на этого маленького, или Большого, весь эксперимент. Мы сейчас приводим маленького, пожалуйста, очень медленно. Очень медленно

Мы теряем, если мы это делаем, подбородок и верхняя часть головы, правда. А нос и глаза становятся больше, и рот. Мы добираемся внутрь, скажем четыре дюйма Карты, и останавливаемся. Сейчас. Если бы мы МОГЛИ надеть ее сейчас, это было бы ужасно, правда? Это было бы неправильно. Это НЕПРАВИЛЬНО, ведь так? Все наоборот.

В этом месте давайте снимем наши очки. Нам нужно снять очки, если мы их носим. И мы видим, можем ли мы их надеть здесь. И мы могли бы повернуть лицо немного вбок, пока мы надеваем их настолько глубоко, насколько это возможно... и я думаю .. мы теряем их.

Мы теряем то лицо, когда мы пытаемся принести его СЮДА. И если бы мы могли принести его сюда, это бы не получилось, потому что это было бы все наоборот. Поэтому это сюда не относится. Это принадлежит тому. Поэтому давайте поставим его назад, где оно и было. И будем на него смотреть

Не знаю, как вы, но это очень хорошая новость, что оно не подходит СЮДА, что ему здесь не место, и оно не подойдет сюда. ПОЧЕМУ это хорошая новость? Потому что оно умирает. Это череп и кости, правда. Это смертельный случай. И я нахожу, что Смерть находится на расстоянии вытянутой руки. Смерть не может добраться до меня ЗДЕСЬ. Этот череп и кости, этот умирающий Даглас, не может поделиться своей смертностью с тем, что в Сердцевине. Умирание происходит там, а не в Сердцевине. Это хорошая новость. И оно там не в Сердцевине, умирает.

...Ей нет места на моих плечах, но в комнате есть и другие плечи. Поэтому позвольте мне попытаться надеть эту голову, которая не лезет на мои плечи, на плечи моего соседа, одного из моих соседей, и увидеть, как она подходит ему или ей.

Я не знаю насчет вас, но она подходит идеально. Это правильно, и довольно убедительно. Поэтому моя голова подходит к моим плечам, очень точно, я бы сказал. Я не знаю о вашей голове на моих плечах, но моя голова подходит вашим плечам. ПОЧЕМУ? ПОТОМУ ЧТО ОНА ПРИНАДЛЕЖИТ ВАМ! Моя голова подходит вашим плечам, потому что она принадлежит вам. Она не принадлежит мне.

A когда мы были очень маленькими, мы давали свои лица всем. У нас не было этих тараканов в головах, когда мы были маленькими. Прелесть маленьких детей в том, что они дают вам свои лица. Им не важно, коричневые они, черные или желтые, или еще не знаю, какие, красивые или не очень – они дают свои лица вам. И когда мы выросли, мы начали воровать и обманывать. Мы взяли это лицо, которое нам не принадлежит, оно ТАМ! (стучит пальцем по зеркалу) – и не принадлежит нам, что мы не можем ПОЛУЧИТЬ все равно – мы взяли это, и в нашем воображении принесли сюда. И мы совершили кражу и обман! И знаете, какое наказание нас ждет за это? Смертная казнь! По-настоящему. Это очень серьезное преступление.

Теперь мы отдаем наши лица назад – людям, которым они принадлежат. И это ХОРОШО для вашего лица! Знаете, это посещение салона красоты. Если вы хотите быть красивее, и все мы хотели бы быть немного красивее, ведь правда? Не надо сразу же думать о своем лице. Отдайте его людям. Пусть оно принадлежит людям, которым оно принадлежит. Ваше лицо - это их собственность. Оно им очень идет! А когда мы были маленькими, мы жили с ним, а сейчас нам нужно пережить заново ту невинность. Да? Очень здорово.

Это мне не подойдет. Знаете, тому маленькому хорошо там, но когда он приходит сюда, он становится паразитом. Это как будто малыш в зеркале опасен: это опасный образец. A что вы делаете с опасными образцами в лаборатории? Вы держите их в бутылочках, не так ли! Стеклянных бутылочках с крышками, плотно закрытыми. А этот (стучит по зеркалу) – он за стеклом здесь! Видите, что произошло, когда мы немного выросли и проклятая вещица выбралась из бутылки в лаборатории и БР-Р-Р-Р-РРРРР, бежит по моей руке, и заражает меня здесь, и я стал заразным с этой хреновой вещью здесь. А что делают паразиты? Они делают вас слабыми, они убивают вас. Это паразит. Поэтому избавьтесь от паразита, и положите его туда, где он не паразит, где он ваш друг, ваш приятель, в бутылочку за стеклом. Там он не опасен. Это паразит здесь. И он ОСЛАБЛЯЕТ вас, и высасывает из вас энергию. Если мы хотим задействовать, какие энергии у нас есть, я бы сказал, положите паразита в бутылку (стучит по зеркалу).

Итак, хватит о малыше. И это не я в Сердцевине. Это я периферически, как Даглас. И надо быть более осторожным, чтобы не потерять Дагласа. Даглас МНЕ НУЖЕН. Даглас очень важен. Он один полюс батарейки (стучит по зеркалу). Но сам по себе, в Сердцевине, он ужасен, паразитирует, он ужасен. Однако альтернатива ЕСТЬ.

А теперь мы повернем свое внимание. Пожалуйста, посмотрите снова на Карту, а не на меня – мы повернем наше внимание с малыша на Большого. И это может быть полезно - держать малыша в поле зрения в зеркале, также глядя из этого, из Большого, и отмечая, насколько они разные. Зеркало – малыш там – у него ваше лицо, он полон вашим лицом, а Большой полностью лишен вашего лица. Это абсолютно, в себе самом, прямо здесь, просто дыра, не так ли? Просто дыра в карте – абсолютно пустая.

Давайте почувствуем пустоту (трогает кончиками пальцев дыру). Просто погладьте ее и почувствуйте пустоту здесь. Она действительно чистая и ясная, пустота без единого пятнышка. Такая пустая. Но просто потому, что она такая совершенно пустая, вы видите, что она сразу заполняется тем, что имеется. Она наполнена пейзажем. Мы можем видеть в ней деревья эти цветы, наших друзей в комнате, мы можем увидеть наш живот и ноги. Давайте сделаем это – поместим наш живот и бедра и ноги в дыру.

А теперь все эти вещи постоянно меняются, они маленькие, движутся, погибают, умирают, постоянно меняются, рождаются и созревают, становятся старыми, умирают. У них есть история жизни. Все вещи там смертны, даже галактики. Но оно само нет. Оно само не погибает. ПОЧЕМУ? Потому, что в себе оно пусто.

А сейчас разве это не становится немного похожим на нашу спецификацию, наши шести- или семикратные спецификации силы, стоящей за миром? Определенно, так и есть. Быть Недвижимым, быть Пустым, Безупречно чистым, Безграничной оболочкой для всех вещей, которые погибают – насколько чудесно это может быть. Это будет вашим куском торта и его поеданием, правда? Иметь лучшее из обоих миров.

Но мы еще не там. Продолжайте смотреть на пространство, не на меня. Мы еще не там. Почему мы еще не там? По двум причинам, или трем. Это пространство в Карте там, оно не здесь. Оно на расстоянии вытянутой руки. Во-вторых, оно достаточно мало. Недостаточно большое. Мне его будет мало. Это точно не ограниченное пространство, которое я есть, но это очень ограничено. Но, кроме всего прочего, эта дыра в Карте, это Пространство спит. Определенно без сознания, не осознающее. Поэтому так далеко, такое маленькое, и такое бесчувственное.

А теперь позвольте мне скорректировать эти три ограничения, делая то, что мы делали, что я делал с малышом. Это попытаться НАДЕТЬ это, для размера, и так далее. Что мы сделаем сейчас, и мы должны делать это с огромным вниманием, честно, просто, внимание и открытость тому, что мы можем найти - мы привносим его очень медленно, как будто это маска, наблюдая чудесный момент, когда дыра внезапно расширяется в бесконечность, Карта исчезает, и в этот самый момент Пространство, на которое мы смотрим, становится пространством, из которого мы смотрим.

Наденьте ее на себя. Прямо на себя. Разве вы не стали снова этим бесконечным пространством …. которое мы нашли на конце Трубы, и того, на что мы указывали?

И вы знаете, одна из самых больших проблем современного мира в том, что в этой огромной Вселенной, миллиарды галактик, и даже наша Земля с семью тысячами миллионов людей, подобно пылинкам вращающимся вокруг этого земного пыльного зерна, разве вы не потеряны в мире? Совершенно бессмысленные и неважные в этой пустоте?

А теперь посмотрите по комнате. Держите Карту на вас, пожалуйста, и осмотритесь вокруг себя в комнате. Посмотрите на этих смешных людей. Они что, играют в бельгийских монашенок? Какие они смешные. Но выглядите ли вы смешно? ВЫ действительно такие? Разве ВЫ не уникальны, в этой комнате? Как Первое Лицо – Кто ВЫ есть – ВЫ похожи на них?

А теперь, если все эти семь тысяч миллионов людей собрать вместе в этой комнате, и ВСЕ играют бельгийских монашенок, разве ВЫ не будете все же ЕДИНСТВЕННЫМ? Кто не играет в бельгийских монашенок, и не выглядит смешным, и чья Дыра в Карте расширилась до бесконечности и стала Пробужденной?

И если все чувствующие создания во Вселенной, каждое из них, субчеловеческое, человеческое и надчеловеческое, были собраны вместе здесь, играя в ту же игру, ВЫ были бы все же ЕДИНСТВЕННЫМ, который не играл в эту игру. Почему? Из-за того, КТО ТЫ ЕСТЬ. Вы и есть Он.

Вы уникальны, вы не тот, кого вы видите в зеркале. Вы прошли к тому, кто вы есть, как тот, Кто вы есть, а не как человек. И если бы у меня было здесь зеркало, которое у меня есть, действительно, я обнаружу, что Даглас тоже играет в бельгийских монашенок. Вот он - глупый старый Даглас, играющий бельгийских монашенок. Он тоже делает это! Я прошел к Тому, Кто я есть. Он не прошел! Даглас не прошел. Но Кто я действительно-действительно есть, прошло. А Даглас выглядит, знаете ли, как сурок в Альпах, в своей маленькой норке, который пищит на вас. Да.

Вы уникальный в мире, ОН, ЕДИНСТВЕННЫЙ. Есть Упанишада под названием Кайвалья: она об этом, о бытии в ОДИНОЧЕСТВЕ. А Плотин, великий греческий философ, говорит о полете одинокого к одинокому. И вы знаете, что некоторые из нас очень одиноки, правда ведь. Каково лекарство от нашего одиночества? Парадоксально, оно в том, чтобы быть Одиноким. Если мы одиноки, давайте быть Одиноким, и тогда мы больше не будем одинокими, потому что наше Одиночество будет включать в себя весь мир.

Просто посмотрите вокруг себя снова, на ваших очаровательных друзей, и заметьте, как отличаетесь от них ВЫ сами. Эту разницу нужно принять серьезно.

Еще что-нибудь сейчас довольно коротко?

Вы хотите устроить перерыв на чай, Даглас? Вы хотите прерваться на чай?

Сейчас три часа. Когда мы заканчиваем, Джейн?

В четыре, я думаю, в пол-пятого? В районе четырех?

Я думаю – дайте мне еще десять минут, и после этого будет перерыв на чай. Да.

Я бы хотел поговорить о Четырех Стадиях в нашей жизни, с преимуществами, которые дает Карта. Я думаю, мы можем пройти это до чая. Быстро. Четыре Стадии – это ребенок, когда мы крошечные, для других крошечка-дитя. Для себя мы - малыш, ограниченный, крошка-ребенок? Конечно, нет. Он безграничен. Он – пространство, которое мы видим на нашем конце Трубы. Он ничто, другое кроме этой способности для цветов запахов и звуков, и всего остального – маленьких вещей, выходящих из нашего пространства, в наше пространство, и он в центре, живет полностью Отсюда, из того, Кто мы есть в действительности. Поэтому, малыш действительно Дома, и сухой. Это прекрасная Первая Ступень, но, конечно, очень временная, и совершенно не осознающая себя. Это Первая Ступень нашей жизни. Номер Один (Дыра в Карте)

Вторая Стадия нашей жизни, когда мы немного подросли, и окружены лицами братьев-сестер, матери и отца, и всех остальных. И среди окружающих лиц, очень-очень важно, это очень странное лицо, за стеклом здесь (стучит по зеркалу). И это наш друг, это наш маленький друг. Это Ребенок в зеркале. Никогда малыш не скажет: “Это я”, или идентифицирует себя, как Он в зеркале. Это всегда взрослые, которые стоят рядом и говорят: “Это ты. Это ты Даглас, это ты, Даглас, это ты.”

Некоторые из нас схватывают это очень быстро, и мало времени уходит на то, чтобы убедить нас, что это так. У других уходят долгие годы, и в некоторых случаях, никогда не заканчивается. Мы все настолько разные. И нам нужно учитывать эти огромные вариации. Но никогда, никогда ребенок сам не скажет: “Это Я”. Тем не менее, взрослые продолжают и продолжают – им это НУЖНО. Это их работа. И они совершенно не вредные и не злонамеренные. Они продолжают говорить: “Нет, это ты Даглас, там, в зеркале”.

И что же происходит? Я думаю, что обычно происходит то, что человек принимает решение, по социальным причинам с тем, чтобы стать членом клуба, знаете ли, чтобы не остаться «на холоде», человек говорит: “Хорошо. Это я.” Особенно, когда человек вредничает, или его критикуют, или ему нужно научиться вести себя за столом. Человек говорит: “Да, это я.” (стучит по зеркальцу). Но здоровый ребенок пяти лет - это Он – широк как мир (дыра в Карте)... еще огромный – великолепное время нашей жизни. Я думаю, что этот период нашей жизни просто превосходен, когда мы примкнули к Человеческому Клубу, но мы еще не полностью оплатили членский взнос. А для некоторых из нас это продолжается долгое время, другим его требуется очень мало. Мы все такие разные. Но это чудесное время в нашей жизни.

Потом, конечно, мы вырастаем и становимся подростками, вступаем в возраст половой зрелости и так далее. Мы подходим к Третьей Стадии. Что это за стадия?... (кладет лист бумаги на Карту, закрывая ее). Я думаю, чем меньше мы говорим об этом, тем лучше! Что это - точно то, чем является, не так ли? Я то, Как я выгляжу. Я потерял мое пространство, я стал своим лицом. Почти все мы живем и умираем таким образом. Это так бессмысленно, так неправильно, так несчастливо. Несчастливо.

Четвертая Стадия - это та, которой мы радовались сейчас, правда? (снимает лист бумаги с Дыры). Да. Это я для других. Это я здесь. Это я здесь. Я и то, и другое. Я - Даглас, я - человек, я - Божественный. Стадия Четыре.

Поэтому ребенок, стадия Один, ребенок, Стадия Два, подросток и обычный взрослый, Стадия Три. Стадия Четыре – “то, что я есть для себя самого, и это то, что я есть для тебя” (играет с большой Дырой и маленьким зеркалом)

И просто в конце, перед перерывом на чай. Я думаю, что я взял вашу Карту, Тони – дайте мне Карты сюда (собирает вместе несколько Карт) ... а теперь, Даглас здесь, и Тони здесь, а вы? Тим - Тим, Тони и Даглас. Они встают на пути друг у друга, не правда ли (стучит зеркалами друг о друга), и они производят много шума. И они отдельны. И это прекрасно! Это так и должно быть, не правда ли. Но здесь... (он надевает на себя Дыры всех Карт сразу)... если я попытаюсь надеть на Тони, Тима или Дагласа, это подходит, правда. Подойдет даже кошке с собакой. Подходит всем в комнате. Подходит и внеземному. Подходит ко всему в мире. Здесь я - это вы. Там я Даглас. Здесь я есть вы. Точно, как доктор прописал да? Все барьеры сняты.

Такие, Какие мы есть – мы есть друг в друге. Но до тех пор, пока мы не узнаем, Кто мы есть, мы не объединимся, и не будут сняты барьеры между нами. Или мы можем любить друг друга, как мы должны это делать со всем сердцем действительно любить. Джейн? Чай. Будем пить чай?

После перерыва на чай

Когда мы измеряем палкой, и нет расстояния между вами самим и …

Да. Всеприсутствие.

Есть ли параллели с картинами там, где иллюзия там. Так это работает?

Да. Сила великих картин в мире в том, что они преодолевают иллюзию разделения. В этом есть тайна. В великих картинах, или даже не в таких великих, все же есть завоевание иллюзии расстояния. Уильям Блейк сказал: “Расстояние - это фантазия.” Блейк Видящий – чистый Видящий. Расстояние - фантазия. Но я не на расстоянии от вас. Я не на расстоянии ни от кого, совершенно очевидно. Даже физиологически это правильно, в каком-то смысле. Физиологически, картина, которая передо мной (неясно)... такая, которой я могу наслаждаться и испытывать ее здесь. Возьмем звезды для примера. Мой опыт – это Звезда Сейчас, а не звезда, которая, может быть, погасла тысячу лет назад. Вы всеприсутствующий. Это настолько простая вещь, что мы забываем о ней. Это как будто мы ненавидим нашу Божественность. Мы не осознаем, что это секрет нашей подлинной человечности, нашей благословенной человечности.

Великий поэт и прозаик, чудесный человек, Трейхерн, говорит об одежде из Небес с короной из Звезд, когда он был маленьким мальчиком. И, очевидно, взрослый Трейхерн одет в небеса и с короной из Звезд, и весь мир был его. Это превосходно описано в его книге «Века». Трейхерн.

Я думаю, подлинная правда то, что сказал Эрих Фромм: стать полностью, оплатив свое членство в Человеческом Клубе, это стать немного сумасшедшим. Сумасшедшим. Сумасшедшим! Кажется, это настолько сумасшедшее, как вообще может с вами случиться. И некоторые виды сумасшествия не ничтожны, но этот тип - да! Это действительно менять богатство на бедность, обменивать прекрасную природу на нищету.

Возникли у вас мысли или вдохновение?

Один вопрос пришел. Вы что-то говорили о Дагласе, и о Божественном в батарейке Дюраселл. Что происходит со смертью? Каковы Ваши мысли об этом? Я надеюсь, что это не очень не к месту.

Спасибо, что спросили об этом! Очень коротко – и это соединяет с Трубой – я думаю, что большинство из нас знает что такое ВСКС: воспоминания о состоянии клинический смерти. Благодаря современным методам хирургии и воскрешения, все больше и больше людей возвращаются с края смерти, где они были в состоянии клинической смерти. Дыхание и пульс останавливаются, а их все равно возвратили к жизни, чтобы они рассказали историю о своем пребывании на пороге смерти. Чтобы быть уверенным, их рассказы очень сильно разнятся, есть исключения, но общий рисунок, или то, что очень-очень часто испытывают эти люди, это нечто вроде: например, на смертном одре, или после автоаварии, человек испытывает дистанцирование от страдания человека. Человек изучает с некоторым бесстрастием, как будто физически на расстоянии, няни делают свое дело. За этим следует туннельный «эксперимент» - будто Бог – наш Бог был как мои кроты – туннелирующий Бог!

Кажется, что Бог любит туннели. Это очень интересно, правда? Что он туннелирующий Бог. Что дает человеку определенное уважение перед ВСКС, потому что у вашего и моего смертного одра, я думаю, что есть большая возможность, что мы будем туннелироваться Им. Опыт этих людей, которые вернулись назад с порога смерти, таков: их тянули сквозь длинный туннель, часто темный и шумный, на большой скорости. В конце этого туннеля был свет .. (перерыв в записи – несколько фраз отсутствуют)

...которое, очевидно, становится все ярче и ярче по мере того, как мы к нему подходим – некоторые подходят к этому свету и возвращаются назад. Другие и близко к нему не подходят. Третьи купаются в свете и даже испытывают какое-то единение со светом. Но этот свет не только физический. Это скорее свет, который зажигает свет. Это осознание. Это яркость, если хотите. Он касается пациента, но в то же время не приговаривает его. Во многих случаях, говорят о быстром взгляде на всю прожитую жизнь. Рассказы сильно отличаются, но ВСЕ сходятся в том, что это превосходное место, замечательный опыт. Это нестираемая радость – купаться в этом Свете, быть равным, стать этим Светом. И меньше всего человек хочет вернуться снова в это страдающее тело. Но, конечно, те, кто возвратились, возвратились, чтобы рассказать об этом. И нормальная реакция от воспоминания о состоянии клинический смерти в том, что человек перестает бояться смерти. Вторая вещь в том, что человек не очень хочет поднимать эту тему, потому что люди не воспринимают ее серьезно, или не верят вам. Но все же, страх смерти, кажется, существенно подорван этим опытом.

Я думаю, что есть исключения. Никто из нас не знает точно, что произойдет в то самое время, но мне думается, это знаменательный, увлекательный и вдохновляющий рассказ. И я нахожу это очень удивительным, очаровательным и чрезвычайным, что до того, как я узнал что-то о ВСКС, или прочитал Доктора Муди, и других экспертов мы уже пользовались Трубой! И потом мы прочитали Доктора Муди и других экспертов – и теперь у нас десятки-десятки книг на эту тему. Мы уже уносились в туннель, почти как кроты.

И еще одна вещь о свете. Свет описывается, как чрезвычайно яркий, но не ослепляющий. Это интересная деталь, присоединиться к свету.

Для меня урок об этих состояниях около смерти таков: не волнуйтесь по этому поводу. Мне кажется, что они более или менее несвоевременны для меня в данный момент. Я доволен тем, что оставляю все в руках того, Кто я есть в действительности. Но одно оно мне говорит: “Не оставляй это до того времени”; потому что мне кажется что на моем смертном одре, я буду немного взволнован может быть – просто не в лучшем состоянии, знаете ли! Не в очень хорошем состоянии на смертном одре! Так что делайте домашнее задание, пока вы в сравнительно хорошем состоянии. Умирайте до того, как вы умрете, и тогда вы не умрете, это традиционная формула. Практикуйте смерть. Не Платон ли говорил о философии как о практике смерти? Что-то вроде этого. Но умирайте прежде, чем вы умрете - и тогда этого не случится. Спасибо, что подняли эту тему.

В игре между малышом и Большим Человеком, в каком-то смысле, малыш такой божественный. Типа дуализм кончился, когда человек видит, что малыш также Божественный. Тогда человек чувствует себя очень комфортно, что бы ни произошло. Это часть, если пожелаете, игры в жизнь.

Правильно. Да. Когда человек испытывает состояние этого союза, малыш вспоминает о своем происхождении.

Оно сделано из того же материала, действительно, не так ли.

Это означает, что мы не только можем любить друг друга, а радоваться красоте и очарованию наших друзей. Все становится ценным, а не просто для писанины. Поэтому одно из производственных заболеваний духовности часто бывает отрицание феноменального. Например, был великий духовный мастер, очень необычный человек, Жан Вианне. Кто-то показал ему розу, и тот сказал: “Не показывайте мне розу, это отвлечет мое внимание от Божественной красоты.” Роза и ЕСТЬ Божественная красота! А Бог без мира – это не Бог. Но с миром и розами, это Бог. Да!

Я полагаю, поскольку у нас не так много времени — в любом случае, когда вы хотите закругляться?

Нет фиксированного времени. Сейчас половина пятого. Я не знаю, когда придет Джойс. Мы можем продолжать до половины пятого.

Тогда мне бы хотелось услышать вопросы и комментарии. Да?

Даглас, мы можете нам рассказать что-то о Благодати?

Благодать? Ах, Благодать. Боже. Мне нравится слово «благодать». Оно связано со «спасибо», не так ли? Благодать. Я не знаю, каково определение этого слова, но оно звучит как «незаслуженное благословение» - незаслуженный и возможно неожиданный подарок – благословение или что-то прекрасное. Я бы сказал, что жизнь человека, если кто-то действительно смотрит и видит ее, как она есть - это льющаяся через край Благодать. Фактически, когда я был молодым, почти век назад, мы пели “Удивительная Благодать” (Amazing Grace). Это прекрасная песня, вы помните. Если вы посмотрите на то, что происходит, мы получатели, не так ли, удивительной благодати? Неожиданного, незаслуженного, необъяснимого благословения.

Подумайте о всеприсутствии. Чтобы содержать его – я хочу сказать, Даглас находится в мире, но мир находится во мне. Даглас – это маленькая ультрамикроскопическая песчинка, здесь в один момент, как Даглас, и в следующий момент его нет, по благодати, если хотите. Я не в мире. Мир во мне. Я не во времени. Время во мне. Все bouleversèe (фр. перевернуто вверх ногами – прим. перев). Это благодать. Бог полон благодати.

Благодать также означает грацию, не так ли? - “тронут грацией” – кошка идет красиво, полна грациозности.

Это всегда казалось покрыто пеленой, теперь же вы сняли эту пелену.

Да. Снимаем маску... Слава, я думаю.

Я не знаю, та же самая грация, о которой вы говорите, но грация, которую я наблюдал в каждодневной жизни у других людей всегда описывается в смысле отсутствия чего-то, особенно отсутствие злости на лице...

Или неразгибаемых суставов...

... действительно, не реагируя на нечто легковоспламенимое или просто умение уживаться с ситуацией очень неудачной или против вас и также в отсутствии, в отсутствии злости. Я не могу найти позитивного определения этого. Я могу только выразить его в смысле отсутствия человеческих слабостей.

Я думаю, нам не надо волноваться слишком сильно об этом, так? Я думаю, что самое главное - это посмотреть, откуда мы приходим, и я думаю, что благодать придет раньше или позже в одной форме или в другой ...

... другими словами, чтобы сдаться тому, что ясно дано, вместо изгнания этого из нашей жизни, ввиду социального давления, страха и тирании языка. И я думаю, мы получим всю благодать, в которой мы нуждаемся. Если нам нужно делать несколько вещей, как-то “видеть, Кто мы есть” и «найти благодать», и делать еще тысячу других вещей – мы не сделаем ничего. Со своей стороны, я полагаю, что я действительно типа идиота или простака, который говорит: “мне нужно сделать только одну вещь, и ее хватит, это придти Домой, в то место, которое я никогда не оставлял.”

Текст для этого действительно хорош: «Ищите свое первое Королевство» - фактически, найдите Королевство, которое здесь, «и все остальное приложится». Все остальное приложится. Если мне надо делать две вещи, то я в беде, потому что я говорю, ну я сделал это, я выполнил мое Посвящение, но теперь мне нужно Смотреть, а потом нужно сделать часть с получением Благодати, и меня нельзя беспокоить». Я думаю, следуйте за существом дела, а все остальное найдет себе место, правда, Алан?

Мне кажется, что то, что видится с самого начала - это то, что видится в конце. Для меня все началось примерно шестьдесят лет назад, и я увидел, Кто я есть, и сейчас я вижу, Кто я есть, и нет различия, нет развития! Нет никакого развития – оно АБСОЛЮТНО то же самое! Вы говорите – о, это ужасно Даглас. Вам нужно много совершенствоваться. Я обещаю вам, оно осталось абсолютно тем же. Что поменялось, возможно, это маленькое продолжение и влияние на физическое состояние, и так далее. Но видения себя не поменялось. Оно не улучшается и не растет.

И вот почему это так вдохновляет, и также демократично, потому что я делюсь этим на этой встрече с другом. И я действительно чувствую: “Он только начинает, конечно, a я очень продвинут”. Совсем нет! Это очень демократично. Мне нравится. Поэтому Видение не развивается совсем. Нет улучшения. Что меняется – это, я думаю, непрерывность, ее стабильность, и влияние на жизнь на всех уровнях. Кроме того, что развивается или должно развиваться – это вера. И это очень медленно приходит, и очень ценно, и очень важно. Поэтому я вижу, Кто я есть, и верить Ему труднее.

Например, когда я ехал сюда сегодня, у меня были мысли, что нужно сделать, а все повернулось совершенно иначе, слава Богу. Некоторые люди бы сказали: «Нет, я думаю, это было бы неправильно. Вам нужно было бы продумать и презентовать все так, как хотел. Я не думаю, что так должно быть, или работали бы, так я верю. Что нам нужно – это практиковаться и еще раз практиковаться. Практика существенна. “Практика” - ужасное слово. Скажу: “Радуйтесь тому, радуйтесь этому.” Это простое наслаждение, оно практично, оно позволяет нам делать лучше то, что бы мы сделали хуже. Видение, Кто мы есть, обеспечивает нам то, что все, что мы делаем, мы делаем лучше, и это сопровождается развитием веры.

Это означает отбрасывание ваших записок по этому случаю, а просто подойти и сказать: “я сдаюсь, я просто хочу сидеть здесь и смотреть, что происходит.” Видите, Кто вы есть - это верховное savoir-faire (фр. Знание – прим перев), верховное ноу-хау, и тот, Кто вы есть – каково ноу-хау, каково знание о Том, кого вы знаете? У него есть верховное и невозможное знание, любопытное преимущество действительного бытия.

Тот, Кто может БЫТЬ, из не-бытия, поднять себя из не-бытия за свои несуществующие шнурки, так сказать – этому я верю. И это Единственный, которому я действительно поверю. У него есть верховное ноу-хау, его Само-возникновение. Там не должно быть совсем ничего! Но бытие имеет такую фишку – оно поднимает себя все время. Тому самому можно верить, ведь правда?

Как говорит Мартин Хайдеггер, по сути не должно быть абсолютно ничего. Это сознание и все такое – не должно быть совсем ничего. Но есть Он - тот, Кто в вас, как вы, a как вы действительно есть, то, что вы есть, он имеет необычное свойство Само-зарождаться. Я говорю об этом, я действительно хочу сказать об этом, но люди говорят “Ну же, Даглас, я не знаю, о чем Вы. Бытие должно быть. Должно быть «бытие». Человеческие существа так и мыслят, а Бог нет. Я думаю, что Бог есть – и ее волосы стоят дыбом от удивления от собственного Само-зарождения.

Вы говорите: “Бросьте, это все глупость.” Давайте суммируем все в смысле меня самого. Этого не случилось, но могло случиться – я сам как маленький мальчик, спрашивал у мамы, кто создал мир, зная точно, что она ответит. И она говорила: “Бог”, конечно же. А после некоторой паузы я чесал затылок и говорил: “А кто создал Бога”. И она отвечала: “Не задавай глупых вопросов.” ИЛИ ЕЩЕ, она говорила: “Я полагаю, Он создал Себя.” А вы говорите – чешете затылок снова: “Ты хочешь сказать ничего не было – абсолютно ничего – просто темнота – и – он из нее выпрыгнул? Ох! Очень мудро!”

А теперь это я. Мне не пришло это, как мальчику, но пришло мне теперь. Он – ему можно верить. И Он – это вы. Это знание, не так ли? Это ноу-хау. Это знание. Это имеет смысл? Вера – я просто говорю о вере, правда. Но для этого требуется практика. Это прекрасная вещь - видеть, и вы получаете не старт, а безголовый старт. Но вам требуется жить в этом. И это самое трудное. А вы говорите: «Хорошо Даглас, как вы предлагаете, чтобы мы – дайте мне один-два намека – всегда держали это видение живым с этого момента». Отлично! Все мы общаемся постоянно с другими людьми. Очевидно, что среди нас отшельников нет. Перед вами кто-то стоит. А теперь это вызов, с этого момента. С этого момента у тебя есть выбор, и у меня есть выбор: буду я лгать и играть в социальную игру, и делать ситуацию симметричной, лицом к лицу – делать это? Сделать это? (кулак к кулаку). Или рассказать правду (кулак к открытой ладони), которая в том, что я отсутствую, я исчезаю в вашу пользу? Этот человек может быть моим врагом, он может быть моим другом, он может быть кем-то, кого я очень-очень люблю, это не имеет значения. Солгать, или сказать правду, которая в том, что я исчезаю в пользу его или ее?

Так много в нашей жизни является вызовом: видеть таким образом. И это очень влияет в долгосрочной перспективе, нашей любви и личным отношениям, и другим вещам тоже.

Второй намек в следующем: мы все двигаемся, нам нужен газ, бензин для машин, все остальное. Давайте посмотрим: мы в стране, которая движется. И если перед вами долгая дорога, как у Робина, который возвращается к себе на Запад, и если вы хотите сделать это с наименьшим напряжением, больше комфорта, больше удовольствия и даже более безопасно, рассказать правду о том, кто вы. Вы подходите под определение Бога у Аристотеля, то есть “недвижимый Движитель мира”. Это ПОРАЗИТЕЛЬНО! Вы сидите в машине – и кто ваш водитель в этом случае? Этот водитель - не человек, который может перемешивать мир как тарелку с овсянкой. Разве вера не скрывается там, когда вы видите это? Да, Робин.

Возвращаясь к вашим комментариям о Боге, который создает себя из ничего. Это то, что происходит с вами каждый раз при пробуждении?

Я бы так не сказал Робин, и вот почему. Мне кажется, что Сознание не находится во времени. Время в Сознании. И я никогда не испытывал начало, прерывание, или конец Сознания. Вы говорите, должны быть случаи, Даглас, когда вы не мечтаете, a просто радуетесь, если вы можете радоваться такой вещи, как сон без снов, ваше Сознание упаковано, как, например, во время операции. Может быть, вы не видите снов совсем. Я думаю, это внешний вид. Мой взгляд на Сознание, с точки зрения Сознания, в том, что оно не приходит и уходит, и у него нет начала, середины или конца и я не пробуждаюсь, я обмениваю один странный мир грез на другого типа мир грез, как этот мир грез. Сон без сновидений - это видение того, что происходит с точки зрения третьего лица. Это не мой взгляд на него. Когда я якобы просыпаюсь, то происходит обмен одного мира грез на другой сон, или более организованный мир на менее организованный мир. Поэтому я бы так не сказал.

Я слышал, это описывалось, как Сознание в покое, в глубоком сне и Сознание в действии в ...

Я знаю, что это индийский и восточный взгляд. Очень распространенный взгляд в том, что человек радуется подлинной идентичности во сне без сновидений. Я похож на идиота, который этого не понимает. Если человек не сознает, что что-то происходит, как происходит эта радость? Это вопрос, в котором я не хотел бы быть догматиком. Я просто говорю о моей трудности, Робин. Вы видите, возможно, что мы делали сегодня, это не рассматривали Большие Вопросы. Я думаю сегодня, как у Будды, у нас есть до какой-то степени истолкованная метафизика и теология, и больше духовные вопросы, многие из них гипотетические.

Все, что мы сделали, это посмотрели на обычные вещи в жизни, как стоять лицом к лицу друг с другом. Мы стоим лицом к лицу? Мы смотрим из двух окон или из одного окна? На что я указываю? Это страна движется или я двигаюсь? Это те вопросы, на которые мы можем отвечать по жизни – и они будут отвечены, Робин. Они будут отвечены. Мне кажется, что пока мы играем в игру в области метафизики и больших вопросов, которые будут заданы в этой комнате, может, через сто лет, они неубедительны, и люди будут продолжать спорить о свободе воли и благодетели и всем другом, не так ли. О сне без сновидений, и всем таком. Мне не нужно отвечать на эти вопросы с тем, чтобы жить из того, Кто я есть.

Мы настолько изобретательны, Робин, когда избегаем простой вещи! Т.С. Элиот сказал: “Человечество не может примириться с простотой”, или что-то подобное, в «Четырех Квартетах». Мы ненавидим простоту. “Зачем быть простым, когда у меня есть возможность быть сложным?” И единственный способ избежать разочарования от простоты, что мы ненавидим делать, это заняться Большими Вопросами в то время, как мы оставляем без внимания малые вопросы, которые действительно фундаментальны, такие как: “Мы лицом к лицу или нет?” – и оставляем их без ответа. Когда я ухожу в метафизику и так далее, это побег от этих малых вещей. A это именно малые вещи раскрывают меня, раскрывают все, что мне нужно. Бог очень смиренный. Он раскрывает Себя - ПОСМОТРИ! Этот бумажный мешок, эта Труба, вы знаете, как это все началось? Это началось более тридцати лет назад как канадский мешок для мусора с отрезанным дном. Мешок для мусора! Чудо и тайна, Королевство и Сила, Слава, стоящая за миром имеет юмор и смирение, чтобы раскрыть Себя, показать Себя, раскрыть Себя на дне КАНАДСКОГО МЕШКА ДЛЯ МУСОРА. Это действительно меня трогает до глубины души. Я покупаю такого Бога, знаете ли.

Почему я говорю о мешках для мусора? Как мы поддерживаем это? Тони, расскажите, как это поддерживать. Без сомнения, это трудно.

Тони - очень искусный Видящий.

Нам нужно делать эксперименты. Вам просто нужно делать их. И вам нужно делать их в первый раз, не важно, делаете вы их пять, десять лет, или вы делаете это во второй раз, сегодня. Вам нужно делать это каждый раз, как в первый раз.

Каждый раз, как в первый раз. И эти эксперименты не для того, чтобы развлекать нас самих на один день на семинаре или собрании. Их нужно брать с собой в обыденную жизнь. И все они – и это только малый отрывок из них – все они в действительности предназначены для того, чтобы привнести их в мир и в жизнь тем или иным способом.

Да. И развивать веру. С ней нужно играть. Как вы сказали “практика” - не очень хорошее слово ..

Насладились

Наслаждение. Играть с ним. Делиться с друзьями, делать что-то типа этого, или кем-то другим, если возможно.

Это очень важно Тони, делиться этим, правда ведь? Видите ли, Блейк сказал: “Тот, кто имеет радость, тот разрушил цветок; тот, кто целует радость, когда она летит, живет в рассвете Вечности” – то есть вы получаете это, когда отдаете другим, я полагаю. А радость от этих маленьких семинаров и так далее, есть делиться тем, что ДЕЛИТСЯ! И единственная вещь, которой можно поделиться – это, кто мы есть! Я не могу поделиться с вами моим любованием этими цветами, или моим наслаждением карамельным мороженым или Моцартом. Как я могу?

Точно. Мне может нравиться что-то еще из него, или мне не понравится тот особенный цветок.

Синее для меня может быть зеленым для вас. Но это ЕДИНСТВЕННАЯ вещь, которой можно поделиться, так?

Это единственная вещь, которую можно превратно понять.

Это правильно. И что еще, Тони, когда вы увидели это, вы способны, имеете полномочия, снаряжены для того, чтобы делиться этим с другими. Потому что вы делаете это так, как нужно. То, что вы ВИДИТЕ – это реальная вещь, а не затуманенная версия. Однажды увидев это – я встречал людей, которые видели это и показывали это другим в тот же день. И эти другие могут отнестись к этому бесконечно более серьезно, чем отнеслись вы сами.

Если вы хотите держаться этого, отдайте это, поделитесь. Чтобы радоваться в компании друзей, с которыми вы делитесь этим, это тоже очень ценно. Это действительно заразительно. Вот почему я так признателен Джейн и Алану за их отеческое и материнское отношение к организации этого семинара.

Мы благодарим Вас, Даглас, за то, что Вы пришли. Каждый раз все большее становится ясным. Мы хотим поблагодарить Вас за все, что вы нам дали за эти годы ...

Это несмотря на Дагласа, скорее чем...

... передайте наши пожелания любви и наилучших пожеланий Кэтрин.

Да. Она посылает свои приветы нашим друзьям здесь. Она сейчас принимает весьма неприятное лекарство, но в целом есть еще порох в пороховницах. Она очень энергичная женщина, а я - страшный лентяй. Но делиться с другими очень важно. Миру это очень нужно.
И вы говорите – БУДЕТ ли мир меняться? Как вы можете его изменить? Это кажется безнадежной задачей. Есть две вещи для бодрости. Первая – когда вы видите, Кто вы есть, это не Даглас, или Алан, или Сара, или Джейн, кто делает это. Когда вы видите, Кто вы есть, это Кто вы есть, видеть, кто вы есть. И это совпадает с очень странной традицией махайяна в буддизме. Когда Будда был просветлен, его просветление обязательно включает просветление всех существ.

Поэтому, когда ВЫ видите, кто вы есть, вы это делаете не как вы. Вы делаете это, как я, и все остальные. Кажется очень странным. Но другими словами, ваше видение того, Кто вы есть, будет разливаться беспредельно во всех направлениях. Это поможет миру и вам. Поэтому вы делаете это не эгоистично. Вы делаете это для меня. Большое вам спасибо. Другая вещь …… что это было? Я позабыл. О чем я говорил?

Поддерживать это живым. Спасать мир. Изменять мир. Мир меняется.

О да! То самое. Спасибо. На меня действует Альцгеймер. Да. Что я хотел сказать – возможно, пять миллионов лет назад, я думаю, вероятно, женщина – мужчины были слишком заняты охотой и собирательством – какая-то женщина посмотрела на свое отражение в воде, и стала корчить рожицы, и в конечном итоге пришла к выводу, что у нее была голова, как и у других. И она позволила этой вещице выйти из воды и предстать, как ее лицо. И она стала человеческим существом! Она сказала: “Я, как все. У меня здесь есть лицо.” То лицо там - в действительности здесь. Она так не сказала, но она жила этим. Она так видела. И это было первое реальное существо, которое сказало: “Я , как и ты. Я, как и все другие”. Пять миллионов лет назад.

Это было большое событие. Вместо того, чтобы выглядеть, как животные, эта женщина также посмотрела сюда назад и сказала: “Я, как и все. У меня есть лицо здесь.” Она так именно не сказала, но она так сделала. Теперь ВСЕ, что мы делаем, это завершаем эту историю! Это было БОЛЬШЕЕ событие, чем завершение всей истории. То есть, если это было возможным, почему завершение этой истории невозможно? Я не знаю, ясно ли я выразился.

Я говорю, что это возможно. Это не означает, что наступит Утопия. Потому что я заметил в Дагласе и среди моих друзей, которые видят ясно, кто они есть, они не совершенны, знаете ли. Они не совершенные люди. Я не думаю, что Утопия в опасности разразиться, но я действительно верю, что есть шанс, если и не на этой планете, тогда может на миллиардах других незаселенных планет, я думаю, что это произойдет или уже происходит.

Могу я вбросить еще одну вещь? Я был на демонстрации боевых искусств Чи Гонг. Когда каждый участник завершал свое выступление, он показывал вот такой символ: (сжатый кулак на открытой ладони: лицом-к-не-лицу). Я видел это вчера. В боевых искусствах вы можете (...) кого-либо, но вы это скрываете. Вот что я увидел в этом символе там. И конечно, вы показывали тот же символ, ту же вещь, и я подумал: «Ах! Вот снова! Еще один маленький прорыв». Я подумал, что стоит поделиться этим.

Это ДЕЙСТВИТЕЛЬНО интересно! Что я имею в виду, конечно, что в обычном, полном заблуждений, затуманенном языком человеческом зрении, иллюзия в том, что вы и я сейчас такие же (два сжатых кулака вместе стучат друг о друга). Фактически вы и я такие - (сжатый кулак против открытой ладони, меняя их местами) – и мы меняемся лицами, разве не так!

Мы не угроза. Это то, что это символизировало. Потенциально – но мы не собираемся делать это.

Эти руки такие полезные. Они делают это, указывают туда и туда - всякое. Они невероятно полезны, эти вещицы здесь. Да. Благодать. И что еще, они чудеса. Я не представляю, как я делаю это (указывает пальцем вверх). Как, черт возьми, я это делаю? Миллионы и миллионы малышей делают это, готов биться об заклад. Поговорим о чуде! Боже. Наши волосы встают дыбом от всяких чудес. Все чудесно. Эти малыши заканчивают это предложение! – миллионы и миллионы маленьких ячеек, маленьких ячеек животных в моей гортани, в моих голосовых связках заняты тем, чтобы закончить это предложение. Или возьмите виртуоза игры на фортепиано. Ашкенази или кого-то еще! НЕВЕРОЯТТНОЕ происходит здесь – все делается вашими подчиненными существами под названием животные клетки. Вы говорите, ну, ячейки – это биология. Минуточку!! Вы начали жизнь как одна из них! Одна! Только одна!

И самое слабое, простое, наиболее примитивное пресмыкающееся в саду - это Ангел Небес по сравнению с вами за минусом девяти месяцев.

Вы были самой простой формой жизни, почти невидимая единичная ячейка. И теперь вы потомок той единственной ячейки. Боже! Я думаю, одно из человеческих вещей - это то, что мы не принимаем Науку всерьез. Видите ли, я думаю, что то, что мы делали сегодня, хочу это доказать сейчас, но уже слишком поздно, что мы делаем это, обновляем себя в современном мире. Мы ужасно отстаем от времени. Наш подход к Науке таков: “Это правильно для других людей, но не для меня. Я появился на свет в роддоме.” Ну же! Вот так? Нет – это не так. А, неважно.

Я думаю, будет неплохой мыслью просто помолчать несколько минут.

Наверх

 

Тренинги и семинары по психологии
Click here for Youtube Videos with Russian subtitles
Click here for workshops with Richard Lang
Click here for details on the next Summer Gathering in the UK
Click here for information on online hangouts
Click here fora free e-course
The Youniverse Explorer is now available
Click here for our online shop
Click here to get the free Headless iPhone app
Click here for downloadable videos of Douglas Harding
Click here for the Latest News
Click here to Donate
Click here for the Feedback page